ЗДРАВСТВУЙ, ШКОЛА!

2 сентября дети-инвалиды сели за школьные парты. Многие родители выбрали стандартную общеобразовательную школу. Совместное обучение широко принято в Европе. В нашей стране до сих пор идут споры о том, что лучше для ребёнка – коррекционная или инклюзивная школа – школа для всех? Мнения разделились

ЗА

ВМЕСТЕ – ЛЕГЧЕ

Я за инклюзивное образование (оговорюсь: для детей с сохраненным интеллектом). Ведь все лучшее в жизни от человека, а человечность в человеке нужно воспитывать с детства. Инклюзия – как раз способ помочь детям стать отзывчивее, терпимее, добрее.

Приведу в пример школу № 14, класс, где учится Ваня, теперь уже восьмиклассник. У него нарушение опорно-двигательного аппарата, но он очень способный ребенок, демонстрирует отличные знания по многим предметам, увлекается физикой, астрономией, информатикой. Мама перевела его из школы № 155 во втором классе, чтобы он учился не по адаптивной программе, а по обычной, чтоб в будущем получил хорошее образование и смог обеспечивать себя. Так вот он попал в хороший класс и к хорошим педагогам. Классный руководитель Екатерина Олеговна Воронюк вызывала его к доске как обычного ученика. С опорой на парты Иван сам передвигался по классу. Детей приучала относиться к нему как к обыкновенному мальчику, только нуждающемуся в поддержке. И Ваня чувствует себя полноценным ребенком, общается с ребятами на равных, участвует в играх, всегда в команде класса, в школьных интеллектуальных мероприятиях. И если раньше мама каждую перемену переводила Ваню с урока на урок, то теперь помогают ребята: подняться с этажа на этаж, донести портфель. Это ли не уроки сочувствия, заботы и доброты?

Еще я помню, как делилась впечатлениями моя студентка Татьяна Королева (в 2012 году она получила диплом оператора ПК). У Татьяны редкое генетическое заболевание, поражающее сначала мышцы лица, лопаток, а потом конечностей. До девятого класса она училась в обычной общеобразовательной школе. В начальных классах никто не замечал ее проблем, среди одноклассников были друзья и подруги. Детская дружба вообще непосредственна и бескорыстна. В среднем звене болезнь прогрессировала, ученики других классов начали «травить», и после 8-го класса директор настояла на переводе на домашнее обучение. Татьяна вспоминает, как ей этого не хотелось, как было больно, что лишили общения, ведь в классе были подруги, как тяжело было перенести одиночество. И добрым словом до сих пор она вспоминает наш техникум, где обучаются наряду со здоровыми студентами ребята с ограниченными возможностями здоровья. Вспоминает, каких отзывчивых преподавателей и студентов она здесь встретила, как приобрела много друзей, как ей нравилось учиться, какая новая жизнь здесь началась. Сейчас Татьяна живет в Удмуртской Республике, воспитывает 6-летнего сына и с удовольствием отмечает положительные сдвиги в обществе: создание доступной среды для лиц с ограниченными возможностями здоровья, наличие пандусов, уменьшающееся количество косых взглядов на улице и детей, показывающих пальцем на нее, молодую красивую женщину, которая теперь передвигается в инвалидной коляске.

Конечно, дети должны знать, что есть инвалиды. Дети должны учиться сочувствию и умению проявлять доброту. Ведь ребенок с ограниченными возможностями – тоже ребенок, который живет обычной человеческой жизнью. Вместе легче преодолеть все трудности. Интеграционное обучение нам только в помощь.

Татьяна Пешина, преподаватель Краснокамского политехнического техникума, Пермский филиал

 

ПРОТИВ

МЫ НЕ ГОТОВЫ

Я против инклюзивного образования в той форме, в которой оно существует в настоящее время. «Инклюзивная школа – это школа для всех!» – таков новый лозунг в образовании. Формально – правильно, а по существу – издевательство.

Давайте начнем с самого простого – готовность здания школы принять детей с двигательными нарушениями и обеспечить им доступ в школьное здание, а также в класс, столовую, библиотеку, туалетную комнату. Большинство школ – старой постройки и не имеют технической возможности соответствовать всем требованиям доступной среды.  Вот и приходится родителям переносить ребенка из класса в класс. И если окружающие быстро привыкают к такому зрелищу, то сам ребенок-инвалид испытывает неловкость и психологический дискомфорт. Это может сказаться на процессе обучения.

Второй фактор – это готовность педагогов работать с детьми с ОВЗ и детьми-инвалидами. Понятно, что образовательные способности у всех разные. Одним достаточно одного урока для изучения нового материала, а другим не хватит и трех. Но почасовую программу никто не отменял. Не успеваешь – твои проблемы. Выиграют ли от этого дети-инвалиды, смогут ли они усвоить массовую программу? Хуже всего, когда из жалости педагог начинает формально выставлять отметки, что может негативно сказаться на психологическом фоне всего класса. Дети с инвалидностью требуют больше внимания и времени от педагогов.

Но самым тяжелым препятствием, на мой взгляд, является барьер во взаимоотношении людей. Отношение к детям с инвалидностью – непростая задача для взрослых и школьников. До сих пор не сформирована культурная традиция в обществе, нет и опыта общения с такими людьми. В августе этого года прошли акции протеста родителей кунгурской школы, которые против, чтобы вместе с их здоровыми детьми учились ребята коррекционной школы, даже в разные смены. Родители одной пермской гимназии попросили администрацию школы убрать пандус, так как, по их мнению, он мешает детям выбегать из школы, они могут удариться и получить травму. При таком настрое родителей сложно убедить детей в толерантном отношении к инвалидам. Особенно остро чувствуется неприязнь к иным людям в подростковом возрасте. В одном человеке могут уживаться застенчивость и агрессивность, подростки критично относятся к себе и окружающему миру. Именно в этом возрасте часто случаются трагедии, не зря его называют опасным возрастом.

Голубоглазая Леночка с заболеванием ДЦП хорошо училась в общеобразовательной школе, участвовала в олимпиадах по иностранному языку и литературе. Но в десятом классе стала замечать недоброжелательное отношение со стороны сверстниц. Одноклас­сницы обвиняли Елену в том, что на вечеринках парни стесняются танцевать в ее присутствии, ведут себя скованно. Избалованные девицы доказывали, что успешный человек – это прежде всего красивый и здоровый. Они даже не подумали, какую душевную травму нанесли своей однокласснице. Елена, многообещающая ученица, с трудом окончила школу.

Сегодня в нашем обществе активно внедряются такие понятия, как инициатива, инновация и оптимизация, задвигаются ответственность, чуткость, доб­рота. На слуху очень сырое инклюзивное образование, когда формально ребенка с инвалидностью сначала принимают в общеобразовательную школу, а потом старательно выводят его на домашнее обучение.

Надежда Иванова

 

ЗА

CЧАСТЬЕ –УЧИТЬСЯ ВМЕСТЕ

В современном мире интеграция детей с ограниченными возможностями здоровья в общеобразовательные учреждения – это глобальный общественный процесс, затрагивающий все высокоразвитые страны.

Российская система образования, внедряя инклюзию в общеобразовательной школе, поставила целью дать возможность получить качественное образование детям с особым статусом в любой общеобразовательной школе по месту жительства.

Каким образом происходит интеграция инклюзивного образования в современной пермской школе? Какие программы адаптации существуют? Как процесс обучения сделать безболезненным для детей? Может ли обычная школа  воспитать успешного ребенка с ограниченными возможностями здоровья? На наши вопросы отвечает Лариса Викторовна Боброва, заместитель директора по УВР МАОУ «СОШ  № 47» города Перми.

– Действительно, все школы нашей страны теперь имеют инклюзивный компонент, и это значимые реалии и вызовы нашего времени, – соглашается Лариса Викторовна. – Любому ребенку необходимы комфортные условия обучения.

Такие условия ему должна предоставить школа рядом с домом. В Перми существует активная поддержка детей с особенностями развития. И в некоторых школах реализуются особо значимые социальные проекты.

– В школе № 47 Мотовилихинского района города Перми обучаются 84 ребенка с ОВЗ и 17 инвалидов, – рассказывает Лариса Викторовна. – В 2018-2019 годах в школе было организовано 6 специальных коррекционных классов. В них – 64 воспитанника, остальные учащиеся обучались в рамках инклюзии совместно с другими школьниками в общеобразовательных классах.

С 1 сентября 2018 года реализуется проект «Класс без границ» для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. Кроме того, второй год во всех наших 1-2 классах осуществляется проект группы интенсивного сопровождения «Успешный старт». В эти группы зачисляются дети с низкими стартовыми возможностями или имеющие трудности в обучении. Таким образом, мы помогаем ребенку догнать своих сверстников. Даем реальный шанс родителям принять своего особенного ребенка. Помочь ему реализоваться в учебе, освоить нормативы школьной программы. Раз в полгода проводится обследование специалистов,  даются рекомендации, согласно которым ребенок либо идет на медико-психологическую комиссию по направлению школьного консилиума, либо на заключительном этапе признается готовность ребенка идти в обычный класс. Благодаря помощи наших специалистов учащийся успешно адаптируется. Пристальное внимание специалистов уделяется предметам повышенной сложности: в 1-м классе – математике и чтению, во 2-м классе – математике и русскому языку.

Как правило, если  в общеобразовательной школе возникают проблемы с обу­чением у ребенка, то раз в месяц собирается школьный медико-педагогический консилиум. Иногда – чаще. На консилиум родители приглашаются вместе с детьми. При участии специалистов рассматриваются все серьезные проблемы, возникающие при обучении.

– В нашей школе работают высококлассные специалисты, – делится Лариса Викторовна. – Это логопед, который в то же время является тьютором центра игровых технологий Вячеслава Воскобовича (Санкт-Петербург), учитель-дефектолог, два педагога-психолога, причем один из них получил второе высшее образование по специальности «Учитель-логопед», и помимо этого два социальных педагога. Также у нас имеется еще один тьютор, который получает сейчас второе высшее образование по профессии «Учитель-дефектолог».

Они проводят как групповые, так и индивидуальные занятия с детьми в соответствии с рекомендациями городской медико-педагогической комиссии, сопровождают детей в группе интенсивного сопровождения и в проекте «Класс без границ».

– Следует отметить, что отношение в обществе к инвалидам и детям с особенностями развития изменилось в лучшую сторону, – признает заместитель директора по УВР школы № 47, –  радует, что родители нашей школы готовы к инклюзии, и наша совместная задача – сформировать у наших детей толерантное отношение к сверстникам.

Мы все должны понимать, что инклюзия в школе дает возможность каждому ребенку реализовать свои потребности и, используя скрытый потенциал, раскрыть свои способности в получении доступного и качественного образования.

Мы должны вырастить поколение нравственно здоровых детей, с уважением и терпением относящихся к людям с ограниченными возможностями здоровья, признающих их самобытность и ценность.

Наталья Трясцина

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.