Трагическая судьба семьи

sudba2

Вера Баландина

Пермячка Вера Федоровна Баландина — член общественной организации «Память сердца. Дети-сироты Великой Отечественной войны».  Всю свою жизнь Вера Федоровна проработала учительницей. Последние годы она  собирала воспоминания своих сверстников, переживших войну и потерявших отцов. И недавно выпустила книгу «Эхо войны», в которой рассказала о судьбах своих героев. Книга распространена по школам Дзержинского района Перми. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию одну историю из книги Веры Федоровны Баландиной.

sudba

Люция Березина

До войны семья Люции Викторовны Березиной жила в Карагайском районе. Мама работала учительницей начальных классов. Отец Виктор Иосифович Березин был бригадиром тракторного отряда МТС (машинотракторной станции). Семья с четырьмя детьми часто меняла местожительство из-за особенностей работы отца. В 1941 году они осели в Воскресенске. Отец задумал построить дом. Большой, чтобы у каждого была своя комната. Оставалось поднять сруб на мох, но началась война.Прежде чем отбыть на фронт, отец несколько месяцев обучался в школе офицеров.

Начались неприятности у мамы. Ей, дочери священника, не разрешили работать в школе. Но от своего отца (умершего к тому времени) она не отреклась, как этого от нее требовали. В отличие от своей сестры. И семья попала в разряд врагов народа. Из дома их выселили. Забрали и недостроенный дом. Не выдали зерно, заработанное отцом за три года.

Однажды сестры – старшая пятилетняя Миля (Эмилия) и младшая Люся (Люция) пошли в свой огород за морковкой. Здоровый мужик преградил им дорогу. Младшая не поняла, почему Миля упала – с ней случился обморок. Это был первый звоночек ее нездоровья. Жили в заброшенных домах и баньках. Мама работала в колхозе. Младший брат умер.

Пришло страшное известие: отец погиб на фронте. Они стали получать пенсию на детей и продукты, которыми расплачивались за жилье. Но вот заболели мама и старший брат. Их положили в больницу. Девочки остались у тетки, которая обирала их, отбирала полученный по карточкам хлеб. Босых, легко одетых заставляла собирать щепки, чтобы истопить печь. Малышки спали где-то под печкой, без постельных принадлежностей. Наконец совсем прогнала из дома.

Встречались на пути сестер такие злыдни, которые издевались над сиротами. И пошли две маленькие девочки по мокрому весеннему бездорожью, по снегу, имея на двоих одни ботинки, к маме за восемь километров от дома. Дорогу не знали, плутали. Спали, постелив пихтовые ветки. Пили холодную воду из ручья. Встретившиеся на пути люди помогли найти дорогу к маме. Миля, с высокой температурой, босая (ботинки все время пыталась отдать младшей сестренке) не смогла преодолеть последнее препятствие на их пути – железную ограду больницы. Это пришлось сделать младшей сестренке.  Обессиленная, Миля упала на пороге больницы.

С тех пор она никогда не вставала на ноги. Осталась инвалидом на всю жизнь. Миля лежала в бреду, с высокой температурой. Люсю положили вместе с ней, на одну койку. Люся, проспав подряд двое суток, проснулась здоровой. Не заболела. Ее определили в детский дом в Обвинск, до выписки мамы из больницы.

Выписавшись из больницы, мама пошла работать на ферму сторожем. Брат работал подпаском. Жили при ферме. Потом в комнатке при интернате, куда перешла работать мама. Опять кто-то настучал. Лишились и этого угла. Переехали в Пермь, где в больнице лечилась Миля. Брат в это время учился в ФЗО, потом ушел в армию. Мама с младшей дочерью жили при школе, где мама работала техничкой. И только когда пошли под снос старые дома и школа, получили, наконец, свое жилье. Вот отрывок из стихотворения Люции Викторовны:

Я склоняюсь  над братской могилой,
Где покоится тело отца,
Где стоит  обелиск сиротливо –
И не вижу страданьям конца.
Думал ты, что Россия наша
Не оставит твоих детей,
Будет жизнь их счастливей и краше,
Коль заплатишь ты кровью своей.
Но надеялся ты напрасно,
Руки помощи негде нам взять,
Хорошо хоть, не знаешь,  как тяжко
Нам пришлось без тебя страдать.

Если бы не война, если бы вернулся с войны отец, все могло бы  сложиться иначе. Был бы достроен дом, в котором планировалось каждому по комнате. Были бы сыты тем заработком, зерном, которое полагалось отцу за три года работы. Был бы жив младший брат. Не стала бы беспомощным инвалидом сестра Эмилия. Сегодня на руках престарелой больной Люции Викторовны сестра-инвалид, 46-летний парализованный сын и внук-восьмиклассник. При этом Люция Викторовна пишет стихи и активно общается со своими сверстниками.

P.S. Просто поразительно, насколько бывает трагической человеческая судьба. Люция Викторовна работала токарем-револьверщиком на заводе им. Калинина, позднее — маляром на самых разных предприятиях Перми, в том числе на ПНОСе и железной дороге, и так – до пенсии. Вышла замуж, но сын родился, обремененный детским церебральным параличом. Муж утверждал, это случилось потому, что  в армии он облучился, работая крановщиком на разгрузке ядерных отходов. И действительно — сам он прожил недолго. Второго мужа Люции Викторовны убили, когда он работал сторожем дачного кооператива. А старший сын до сих пор лежит — кстати, в одной комнате со своей тетей-инвалидом. Станок Дикуля, купленный ему лет двадцать назад, поставить просто некуда. Младший сын занимает вторую комнату, а Люция Викторовна спит в одной комнате с одним из внуков, которому уже пятнадцать лет.  Двое других внуков живут с матерью в деревне, поскольку в этой квартире им просто нет места. Люция Викторовна обращалась с проблемой жилья к депутату Пермской городской думы Михаилу Черепанову, к Юрию Трутневу, когда он был губернатором, к главе города Игорю Сапко. Иногда даже аргументированные ответы приходили.  Но это самое большее, что она получала.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.