Программа продлена

Из ответов министра труда и социальной защиты РФ Максима Топилина на вопросы «Российской газеты»

Правительство одобрило продление программы «Доступная среда» до 2020 года. А с января 2016 года вступит в силу закон, который наконец-то обяжет все ведомства и организации повернуться лицом к инвалидам, введя ответственность их руководителей за сохранение барьеров. Речь не только о «физических» препятствиях на транспорте и в зданиях, но и расширении возможностей получить образование и работу. Каковы основные итоги выполнения программы в 2011–2015 годах? Что удалось сделать, что не получилось?

— …Тему техсредств, как и многие другие, мы обсуждаем с организациями инвалидов. Нам было важно разобраться, чего не хватает, чтобы сделать среду доступной, и как этого достичь, создать механизм, используя который, все регионы, федеральные ведомства, бизнес постепенно начали проводить необходимое переустройство.

Начали мы с паспортизации объектов, решали вместе с общественниками, что является приоритетным объектом, то есть с чем работать в первую очередь.

…Результатом программы стало участие в ней порядка 70 регионов, и, что еще важнее, был принят федеральный закон № 419, который вступит в силу с 2016 года. Нам удалось заложить в него ключевой принцип: повернуться лицом к инвалидам. Порядки обеспечения доступности с абсолютно конкретными требованиями и критериями, согласно этому закону, будут приняты для всех видов транспорта, учреждений культуры, информации и связи, здравоохранения, образования, торговли, общественного питания, физкультуры и спорта, одним словом, во всех сферах нашей жизни. Все ведомства до 1 июля 2016 года должны внести в свои регламенты требования – как будет обеспечиваться доступность их услуг для колясочников, слабовидящих и других инвалидов. И соблюдение этих порядков – например, установка пандуса, удобного лифта, навигация для слепых и глухих – станет обязательным. Изменения произойдут не сразу, конечно, предусмотрена этапность. Но, главное, определена ответственность и есть требование принять дорожные карты с четкими сроками их реализации и значениями показателей доступности.

— А кто отвечает за обустройство жилья? Почему установка элементарного пандуса превращается порой в неразрешимую проблему?

— …Что касается установки пандусов в жилых домах… Здесь, скорее, не отсутствие финансовых возможностей у того же муниципалитета или управляющей организации, а элементарное отсутствие ответственности. Новый закон, кстати, ситуацию исправляет. В нем четко прописано, что за доступность услуги на каждом объекте, будь то госучреждение или коммерческий банк, отвечает его руководитель.

С жильем есть еще одна сложность: установка того же пандуса, другие изменения должны согласовываться с собственниками квартир. К сожалению, бывает, что получить такое согласие не удается. Мы сейчас обсуждаем с ВОИ возможные поправки в Жилищный кодекс, чтобы решить эту проблему.

— Сейчас уже 13% школ доступны для детей-инвалидов. При этом некоторые специалисты уверяют, что инклюзия пока больше на бумаге: детей переводят из спецшкол в обычные, но потом они оказываются на домашнем обу­чении. Надо ли «форсировать» инклюзию или все же сохранять «концентрацию» специалистов и технологий по реабилитации в специализированных детских садах и школах?

— Прежде всего это выбор и ответственность родителей – что лучше: быть ребенку дома или социализироваться в школе.

Была программа минобр­науки, по которой в семьи с детьми-инвалидами передавались компьютеры для домашнего или дистанционного обучения. Но постепенно мы пришли к позиции, что сов­местное обучение с обычными детьми для многих детей-инвалидов – оптимальный вариант, потому что расширяет круг общения, и ребенок лучше готовится к взрослой жизни. Конечно, коррекционные школы останутся – есть очень сложные формы инвалидности. Сейчас наша задача и задача минобрнауки – обеспечить подготовку преподавателей для обычных школ, которые смогут полноценно работать с детьми-инвалидами.

Мы пришли к выводу, что главный результат реабилитации инвалида – это его выход на рынок труда. С 2013 года у нас была программа, по которой ежегодно создавалось более 14 тыс. специализированных рабочих мест. Сейчас мы меняем подход: будем так же дифференцированно подходить к нуждам инвалидов, но начинать прежде всего со школы и профориентации.

В идеале службы занятости должны работать вместе с бюро медико-социальной экспертизы. 1 января 2016 года вступает в силу приказ, по которому бюро МСЭ обязано информировать органы занятости о каждом трудоспособном инвалиде, о его возможностях, чтобы дополнить программу реабилитации индивидуальным планом трудоустройства. Эти службы должны научиться говорить между собой на одном языке, понимать, что человеку нужно с точки зрения восстановления навыков, какое рабочее место ему подходит и так далее. Для этого не надо дополнительных финансов. Куда важнее индивидуальный подход к каждому.

Ирина НЕВИННАЯ
(«ВМЕСТЕ» №  12 – 2015 г.,
даётся в сокращении)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.