ПЕРЕСПОРИТЬ СУДЬБУ

На сегодняшний день каждый десятый взрослый человек в мире болен сахарным диабетом. Скорость охвата этим заболеванием населения Земли напоминает пандемию.

Особенно опасен СД 1 типа – так называемый «диабет молодых», когда свой инсулин не вырабатывается совсем. Если раньше эти больные, не достигая взрослого возраста, погибали от осложнений, то сегодня современная медицина позволяет им прожить полноценную и долгую жизнь.  В 1970 году американский врач Джослин учредил медаль – за 50 лет жизни с СД. 22 года назад стали вручать медаль – за 75 лет жизни с этим недугом. А с 2013 года появились обладатели  награды, стаж заболевания которых достиг 80 лет. В Пермском крае проживают два человека, награждённых медалью Джослина. Один из них – Алевтина Игнатьевна Воронкова.

Родного отца Аля не помнила – родители разошлись, когда она была совсем мала. А в подростковом возрасте у нее появился отчим. Как выяснилось позже, имеющий характерный для многих участников войны порок. Случалось, алкоголь валил его с ног на подступах к дому, и тогда непотребный вид отчима становился причиной для насмешек живших по соседству одноклассников. Аля остро переживала, что изнанка семейной жизни стала достоянием двора. 14 лет – возраст оголенных нервов и быстрого роста. Но на фоне фактурных сверстниц маленькая худенькая Аля смотрелась ребенком. К тому же с ней творилось что-то непонятное – то накатывала слабость, то одолевала жажда. Мать не придавала значения этим «звонкам», пока соседка не надоумила ее сводить дочь в больницу. Первому анализу крови врач не поверила – забраковала, списав на ошибку лаборанта. Велела повторить. Но и второй анализ показал ту же цифру – уровень глюкозы в крови был вровень с горой Килиманджаро. Больную тут же госпитализировали. За неимением в детской больнице эндокринолога лечила Алю врач-ревматолог. С тех пор ежедневные инъекции инсулина стали для нее таким же необходимым условием жизни, как воздух и вода.

В пилотировании есть понятие «найти идеальную высоту полета». Она зависит от многих факторов. Разные причины влияют и на дозировку инсулина – это физические и психические нагрузки, характер питания. Но в обоих случаях задача одна – не позволять воздушному судну или сахарной кривой забираться слишком высоко и не опускаться ниже допустимых пределов, потому что передозировка инсулина  так же опасна, как и его недостаток. Это сегодня Алевтина Игнатьевна, овладев высшим пилотажем и не подсчитывая хлебные единицы, интуитивно набирает нужную дозу инсулина.

Поначалу все было непросто. Однако болезнь никогда не заслоняла жизнь, которая шла обычным чередом: окончание школы, учеба в фармучилище. Алевтина и сама себе  поблажек не давала, и от других не требовала  снисхождения. Вместе с дипломом, как все, получила место распределения. Честно отработав положенные три года, вернулась в Пермь и поступила в фарминститут. После 3-го курса студентов отправили на практику.

Дальний Восток – край суровый, но щедрый на солнце, оставляющее загар не хуже южного. Смуглая и похорошевшая вернулась Алевтина в родной город. Лето подходило к концу. Подруги коротали на берегу Камы последние дни пляжного сезона. Здесь, у прохладной реки, под деликатным августовским солнцем, встретила она будущего мужа. Через полгода их роман был завизирован в ЗАГСе и перешел в стадию супружества. Утро молодой семьи начиналось с того, что муж колол жене инсулин. Но и она в долгу не оставалась – помогала ему писать шпаргалки для экзамена в политехе.

Несмотря на успехи медицины в области эндокринологии, родить ребенка при СД
1 типа до сих пор непросто. Беременность Алевтины пришлась на госэкзамены в фарминституте. Самочувствие было ужасное – вплоть до потери сознания. Мучила постоянная тошнота. Врачи не помогали, напротив, пугали страшными виртуальными картинками. В таком состоянии было немыслимо ни выносить ребенка, ни сдать экзамены. Пришлось пойти на крайнюю меру.

Получив высшее образование, Алевтина устроилась провизором в аптеку. К слову, сменив за трудовую жизнь несколько аптек, на пенсию она вышла в 69 лет, за месяц до нашего разговора.

Неудачная попытка стать матерью огорчила, но не заставила отказаться от мечты. И ЧУДО СЛУЧИЛОСЬ. В 27 лет Алевтина произвела на свет сына Александра, названного в честь врача-эндокринолога – бывшего одноклассника мужа, который выправил прыгающую сахарную кривую, создавая благоприятный фон для вынашивания наследника.  Сегодня сын Александр трудится в «ЛУКойле». Он – глава семьи, отец двух дочек.   Спустя десять лет после рождения сына чудо повторилось – в квадрате. У Саши появились две сестры-близняшки. В одночасье семья стала многодетной. Оля и Лена весом 2,5 кг и 2,3 кг явились в мир на два месяца раньше положенного срока. Так решили врачи. У мам с СД рождаются, как правило, крупные дети. Это риск для здоровья матери. С другой стороны – недоношенного, значит, незрелого новорожденного подстерегает много опасностей, поэтому он требует особого ухода. Пришлось выбирать из двух зол.

Весть о рождении внучек привела в дом Алевтины ее родного отца. Состоялось  повторное знакомство. Оказалось, у нее есть братья и младшая сестра-тезка. Отец, будто торопясь наверстать упущенное, сделал подарки внучкам, Саше купил баян. Через месяц его не стало. Нет в живых и сестры-тезки.

Дочери Лена и Оля окончили университет, стали экономистами. В Перми бывают только наездами. Ольга – из Варшавы, где работает в филиале английского банка, Елена – из Москвы. Она – сотрудник нефтяной компании.

Вот так Алевтина Игнатьевна переспорила судьбу. После ей приходилось это делать не раз. Три года назад у мужа обнаружили онкологию – 2-я стадия. Сын в Интернете нашел нужную клинику, и они полетели в институт онкологии Вильнюсского университета. Сложная операция прошла успешно. Сейчас Алевтина Игнатьевна готовит мужу протертые блюда.

Расслабляться ей некогда; у старшей внучки плотный график занятий: сегодня – ушу, послезавтра – лего, да и за младшей иногда приходится присмотреть. А до рождения внучек на попечении Алевтины Игнатьевны был слепой отчим, который на восемь лет пережил ее мать.

Ответственность перед близкими заставляет держать себя в тонусе; каждый день – гимнастика, раньше был бассейн, сейчас – скандинавская ходьба и фитнес. Летом – дачный гимнастический комплекс;  наклоны и приседания на грядках, растяжка поясничного отдела и тренировка бицепсов закручиванием банок. Но год назад активную жизнь поставил под угрозу коксартроз. В районной поликлинике рекомендовали протезирование. Выслушав совет, Алевтина Игнатьевна пошла на кинезитерапию. Однако через несколько занятий поняла – это не то и сменила тактику. Закрыв глаза на цены – здоровье важнее – решилась на внутрисуставную инъекцию. Сверху – массаж, пиявки, специальные добавки, и под натиском бомбардировки болезнь отступила.

Интересуюсь у собеседницы:

– Когда и как вы стали медалисткой?

– В прошлом году. На пресс-конференции, посвященной Дню диабетика, я услышала выступление женщины с 50-летним стажем заболевания, получившей медаль Джослина. Мой стаж к тому времени равнялся 53 годам. В обществе диабетиков меня напугали, что получение медали – процесс сложный и долгий – нужно собрать кучу справок, перевести их на английский… Дочь Ольга взялась выяснить этот вопрос. В результате  всего одну справку из поликлиники она отправила по Интернету в Америку и Англию, где тоже учреждена своя медаль. Прошло около месяца, и обе медали с небольшим интервалом мне доставили прямо на дом. К медалям прилагались теплые письма со словами одобрения и поддержки. Конечно, такое отношение приятно удивило меня.

Рассматриваю медаль Джослина. На лицевой стороне выгравирован человек, бегущий с факелом в руке, внизу надпись: «Триумф человека и медицины» . На оборотной стороне читаю:  «За 50 мужественных лет с сахарным  диабетом».

– Все-таки в чем секрет вашей хорошей физической формы при таком серьезном заболевании? – не унимаюсь я. – Самоконтроль?

– Я никогда не зацикливалась на болезни. Она существовала параллельно. Просто во всем соблюдала меру. Ела всегда понемногу и вес держала в пределах нормы.

Впрочем, ответ на мой вопрос – в самой истории жизни рассказчицы, которая о том, как выстроить правильные отношения с болезнью и с жизнью. О том, что не надо прятаться от проблем, а идти в решительное наступление на них. Нашим диа­бетикам есть на что сетовать: выдаваемых тест-полосок не хватает и приходится покупать их за свои деньги, как и дорогое лекарство для поддержания почек. А не дай бог осложнения – все лечение за свой счет. Все жалобы справедливы. Но нерациональны. Алевтина Игнатьевна предпочитает действовать. Прощаясь, она сообщила, что уже нашла новую работу.

Мария Паршакова

Добавить комментарий