Особый дом

В 2008 году в Очере дом престарелых закрыли, персонал уволили, бабушек и дедушек развезли по разным социальным учреждениям соседних районов. За эти годы власти в районе так ничего нового не создали и не построили. Лишь настоятельные просьбы общественности – совета инвалидов, газеты «ОК» – убедили С.А. Губанова, частного предпринимателя из Верещагино, открыть «Особый дом».

В нем проживают 18 женщин и мужчин из Частых, Оханска, Сивы, Большой Сосновы, Очера. Самой старшей 92 года, более младшим – за 60. У каждого из них своя страшная жизненная драма. Есть те, кто оказался в трудной жизненной ситуации без крыши над головой, кто жил на свалках, в шалаше, есть матери, чьи сыновья, пропив дома, оставили старушек без крова. Есть инвалиды, за кем некому ухаживать. Привозят сюда и просто одиноких пожилых.

Рассказывает Кнарик Георгиевна, помощница хозяина особого дома: «Социально ориентированным бизнесом вместе с дочерью и мужем мы стали заниматься 3 года тому назад. Привели нас к этому драмы пожилых людей, которые стали, по сути, не нужны детям, родственникам и государству. За три года мы открыли три пансионата: в Каменке Верещагинского района, в Кониплотино Сивинского района, в Спешково Очерского района».

Прибывший на открытие социальной гостиницы глава Сивинского района Ю.А. Кабанов вручил С. А. Губанову Благодарственное письмо со словами: «Чтобы заниматься этим делом, необходимо состояние души, чтобы 24 часа в сутки быть в теме и нести ответственность за людей, которые превратились, по сути, в детей, требуя особого ухода и внимания. Мы очень быстро нашли в районе помещение, куда Сергей Александрович вложил свои средства, организовав социальную гостиницу. Сегодня в ней 14 человек нашли не только кров, горячее питание, уют, но и доброе отношение со стороны персонала. Район выиграл во всех отношениях: снял напряженность, создал рабочие места, получил налоги. Имея уже опыт в этом вопросе, предлагаем предпринимателю еще одно здание в Кизьве, но уже на 30 человек».

В Спешково социальная гостиница рассчитана на 25 человек. В данный момент для постояльцев оборудовано 9 комнат, в планах сделать еще 3. В здании второго этажа Спешковской администрации площадью 433 м2 только-только завершился ремонт. Собственными силами хозяева белили, штукатурили, красили, выравнивали полы, приводя все в соответствие с санитарно-гигиеническими нормами и современными правилами пожарной безопасности. Сейчас у постояльцев есть просторная столовая, кухня, туалеты, помывочная, большой холл с мягкой мебелью и телевизором. Комнаты рассчитаны на 2–3 человека. Есть сиделки, повара, технички. Всего штат пять человек. Средняя стоимость проживания на одного человека в месяц 15 тысяч рублей. Сюда входит сбалансированное 4-разовое питание, круглосуточный уход, лекарства. По медицинским показаниям измеряют давление, пульс, дают препараты, назначенные врачом. Постояльцам помогают следить за гигиеной, стригут, бреют, стирают, организуют досуг.

Е. В. Гусева, заместитель главы администрации Очерского района по социальным вопросам, вручив хозяевам сертификат на пять тысяч рублей, подчеркнула: «Вы, Сергей Александрович, выполняете благородную миссию, ваш бизнес прибыльным не назовешь. Скорее всего, это благотворительный бизнес. Будем сотрудничать и помогать».

Но у постояльцев пенсии либо в размере 8 тысяч, либо прожиточного минимума. У кого-то ее и совсем нет. От соцзащиты за людей без постоянного места жительства, проживающих в социальной гостинице временно, поступают тоже крохи, способные погасить только треть всех расходов на их проживание. А привозят их всегда дурно пахнущими, заросшими, порой педикулезных, часто вообще без нижнего белья, носков и нормальной верхней одежды. Их надо обмыть, одеть, полечить, обуть, месяц кормить, и только после на счет поступят деньги. За каждого бомжа государство в сутки оплачивает по 250 рублей. В месяц выходит 7550. Возникает проблема – куда отправлять таких людей? Этот вопрос требует решения и регулирования. Он – яркий пример того, когда интересы государства и частного бизнеса могут иметь одну цель – обеспечение достойной жизни каждой категории людей. Хотелось бы, чтобы и администрация Спешковского поселения взяла себе на контроль особый дом.

Ольга ЮДИНЦЕВА
Очёр

В правительстве готовят программу
глобальной модернизации домов престарелых

Жизнь в домах престарелых в ближайшее время должна измениться кардинальным образом: за пожилыми людьми начнут ухаживать квалифицированные сиделки, а лечить – профессиональные геронтологи. Устаревшие кровати и кресла заменят специализированной мебелью.

Гериатрия – это раздел геронтологии, занимающийся изучением и лечением болезней старческого возраста.

Сейчас в стране создается специальная гериатрическая служба. Конкретную программу модернизации домов престарелых эксперты обсудили на заседании Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере.

То, что систему надо менять давно, сомнений нет. Сегодня в отделениях милосердия (там находятся лежачие больные) работает минимум персонала. На 60 пожилых людей приходится всего две санитарки и одна медсестра.

Санитарка сегодня – это прежде всего уборщица. Она отвечает за чистоту туалетов и тумбочек. На уход за пожилыми людьми у нее остается мало времени. Санитарок специально не обучали навыкам правильного ухода, и почти всегда это оборачивается проблемой. Кроме того, при современном изобилии облегчающих уход средств и предметов почти ничего не используется и не закупается в учреждениях. Часто даже противопролежневые матрасы и кресла-туалеты кажутся новинкой, а уж скользящие простыни или пояса для перемещения – чем-то из области фантастики.

Что касается медсестры, то она не бегает по палатам, а «сидит» на своем посту, выдает медикаменты и измеряет давление. Соцработники, буфетчицы-раздатчицы и другие сотрудники также не обязаны заниматься уходом за пожилыми людьми. И нет ни одного человека, отвечающего за динамику состояний больных стариков, их улучшения или регрессы.

Конечно, поставить во главу угла уход и реабилитацию возможно только при условии, что именно состояние пожилого человека станет объектом оценки работы и руководства учреждения, и внешних проверок, а также при наличии у специалистов по уходу минимального образования. По данным фонда, должно быть не более 10 маломобильных пожилых людей на одну сиделку.

За границей вообще нет понятия «лежачий» клиент дома престарелых. Все, кто не может ходить, передвигаются на колясках. А у нас нет даже критериев отбора – является человек «лежачим» или «ходячим».

И часто люди, у которых есть потенциал к самообслуживанию, например, после операций, автоматически попадают в отделение милосердия. Там им не помогают встать на ноги, и после двух недель тотального лежания и питания с ложечки человек теряет шанс когда-либо подняться.

Увеличит ли введение сиделок в штат затраты на содержание домов престарелых? Результаты двухлетней программы фонда «Ежедневный уход» свидетельствуют, что при разумном распределении средств принципиального увеличения затрат не происходит. Зато уменьшается смертность, люди перестают чувствовать себя брошенными.

Что необходимо сделать уже в ближайшее время? Во-первых, сформулировать унифицированные объективные критерии нуждаемости в уходе. Во-вторых, разработать набор минимальных стандартов долговременного ухода. В-третьих, включить соблюдение стандартов ухода в систему оценки соцучреждений вне зависимости от формы собственности. В-четвертых, надо разработать и принять профстандарт специалиста по уходу (сиделки).

Минимальные стандарты ухода сейчас важны не столько для контроля за процессом, сколько чтобы обучать простых людей – самих пациентов и их родственников. У нас просто катастрофическая безграмотность населения в этом вопросе, подчеркивает эксперт. И минимальные стандарты должны работать и на просвещение и обучение не только специалистов, но и просто каждого человека.

Между тем, как сообщила вице-премьер Ольга Голодец, продолжительность жизни населения в России выросла с 67,61 лет в 2007 году до исторического максимума – до 72,06 года по итогам первого полугодия 2016 года. По прогнозам, доля людей старше 60 лет в общем составе населения будет постоянно увеличиваться и поднимется с 20 процентов в 2015 году до 24 в 2025-м. Это предопределяет необходимость развития гериатрической службы.

Марина ГУСЕНКО.

(Перепечатка из газеты «Вместе», № 1—2017)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.