ОКСАНА: ЛАЙВ СТОРИ

Картина художника Даниэля Дель Орфано

Жизненная история

Знакомство с Оксаной напомнило мне книгу Элинор Портер «Полианна»  – о девочке, добывающей крупицы радости в буднях неласковой к ней жизни. Не удовольствия – это понятие телесное. А той радости, что дается усилием души, потому что ростки ее так и норовят задавить своей тяжестью железобетонные обстоятельства. Оксана научилась находить радость в простых вещах – в людях, в томиках любимых поэтов, да просто в приготовлении обеда.

–  Больше всего я люблю прогулки. Особенно по лесу. Когда дорога без асфальта. Пусть ухабы, но чтобы под ногами была земля. Тогда тело такой радостью наполняется, будто летишь…

Моя собеседница осеклась и, помолчав, добавила: «Но это когда суставы не болят».

На двоих – одна душа

Похоже, их союз был божьим промыслом. Иначе как объяснить, что, едва взглянув на высокого сероглазого парня, Оксана была абсолютно уверена – это он! Позднее и Дмитрий дал «признательные показания», что проникся трепетным чувством с первого взгляда. Встреча произошла на юбилее родной школы-интерната №4. Оксана к тому времени училась в 9-м классе вечерней школы. Дмитрий работал бухгалтером на Добрянской ГРЭС. Ему было 33, ей – 21.

Не в силах противостоять притяжению Оксана с обезоруживающим доверием спросила: «Можно с вами поговорить?» Тут же вскрылась масса объединяющих деталей – общие знакомые, одна профессия отцов – оба энергетики, да и адреса их прописки оказались в шаговой доступности. На правах старшего Дмитрий взялся помочь Оксане в учебе. Семья его была глубоко верующей, православной (дядя служил священником в храме). Окунувшись в благодатную атмосферу духовности, Оксана  приняла крещение. Крестным стал Дима. А вскоре под купол того же храма вознеслось: «Венчается раб божий Димитрий…» Фамилия Оксаны Бумилис в школьном журнале 10-го класса была переправлена на Стрелкову.

– До Димки моя жизнь была – интернат, школа, дом. С ним как будто мир распахнулся, – призналась моя  собеседница.

Так получилось, что за время учебы Оксаны на психолога ребятам пришлось сменить три города. Начало было положено в Евпатории. Жили в общежитии.  После закрытия филиала университета пришлось переехать в Скадовск. Оттуда – по той же причине – в город Львов, где находится головной вуз. Упаковав диплом в дорожную сумку, супруги махнули в Белоруссию – благо недалеко, да и родственники у Димы там имеются.

Через несколько месяцев вернулись на родину. Пермский период начался со съема квартиры в поселке Водники. Однако ребят дома было не застать  – кино, бассейн, визиты, сплав по реке на катамаране, у  Оксаны – лыжи… Обычная прогулка по берегу Камы была счастьем.

– Была в Диме врожденная интеллигентность и какая-то лучезарность, – вспоминает Оксана.

Отсвет чужого счастья ложился на ближний круг. И вот уже несколько знакомых обрели пару и отправились под венец.

За годы, проведенные на Украине, Стрелковы прикипели к ней душой и при первой возможности стремились в этот изобильный край, на Крымский полуост­ров, напоминающий в курортный сезон коктейль из наций и языков. Общительная и открытая пара быстро обрастала новыми знакомыми – из Молдавии, Казахстана, Эстонии…

– Мне всегда были интересны люди – их рассказы о себе, о родине, о национальной кухне.

В стихотворении Вероники Тушновой есть строка: «Сто часов счастья – разве этого мало?» А 10 лет семейного счастья –  «чистейшего, без обмана»? Тем ощутимее его утрата.

Вечером Дима ушел платить за телефон. В 6 часов Оксана почувствовала тревожный толчок в грудь. Позже оказалось – в это время остановилось Димино сердце. Пережить горе помогли друзья и Димина школа.

– Он сделал меня намного сильнее и увереннее. Я уже не боялась многого из того, что страшило раньше – ездить в транспорте, выезжать на природу.

Вслед за сыном, будто на его зов, ушли родители. С тех пор минуло 16 лет. Но Оксана призналась, что так и не научилась быть одна.

Опора

– Родители? С ними мне очень повезло, – отвечает на мой вопрос собеседница. – Мама – очень сильный и деятельный человек. Работала в «Пермодежде». Она и закройщица, и швея. Папа трудился главным энергетиком на заводе имени  Свердлова. Для нас он был опорой и отдушиной.

В четыре года родители повезли маленькую Оксану в Санкт-Петербургский институт имени Турнера, через который прошли многие семьи, имеющие детей с ДЦП. Девочку надолго заковали в гипсовые доспехи и наметили дальнейший план лечения. Через два года папа привез дочь на первую операцию и шесть месяцев  «пролежал» в больнице вместе с ней. В 12 лет – снова институт Турнера и серия из нескольких операций в течение года. После каждой из них повторялся один и тот же сценарий – послеоперационная боль, длительная гипсовая неподвижность и разработка контрактур, сравнимая с пыточной камерой. Все это время маме приходилось носить подросшую дочь на руках. Папа при первой возможности мчался в Питер с сумкой, набитой вкусностями, живой елкой к Новому году и зарядом оптимизма. Парадокс, но Оксана чувствовала себя счастливой настолько, насколько можно быть счастливым только в детстве, еще не научившись страдать из-за отсутствия того, что есть у других, но радуясь тому, что имеешь сейчас. Рядом были заботливый доктор, соседки по палате и  любимая книга «Четвертая высота»  – чего еще желать?

Потом наступили коварные 90-е, даже формой цифр напоминающие петлю, в которую угодили многие граждане. Задержки и невыплаты зарплаты были обычным делом. Приходилось изобретать свои способы выживания. Глава семьи Бумилис стал добытчиком в полном смысле слова – промышлял рыбалкой и охотой – бил тетеревов и рябчиков, ходил на крупного зверя. Однажды зарплату выплатили… карпами. Получился полный оцинкованный бак соленой рыбы. Осенью, сдав Оксану на руки тете, родители отправились на Кубань – затовариться разносортными яблоками на продажу. Так и пережили трудные времена. Шесть лет назад папа покинул этот мир. С тех пор жизнь сильнее давит на плечи оставшихся без него женщин.

«Я открыта для общения»

Утро Оксаны начинается с обязательной гимнастики. Сегодня мама на суточном дежурстве. Надо сварить суп. К слову, Оксана прекрасно готовит. Под ногами крутится кот Рыжик. Со двора подает голос пес по имени Бим. Тишина дома навевает воспоминания о последних поездках – в Санкт-Петербург и Екатеринбург.

– Мне интересно проникнуть в душу города. Подметить характерные черты его жителей, – поясняет собеседница. Дойти до сути предмета – в характере Оксаны. Об этом ее рисунки – куст черноплодной рябины или портрет чем-то зацепившего попутчика из автобуса. Человек, творчески воспринимающий жизнь, мечтает с размахом. Мечты Оксаны простираются широко и взмывают ввысь – от паломничества по святым местам до прыжка с парашютом. Но главным интересом моей собеседницы остаются люди.

Оксана всегда открыта для общения. Ее телефон 8 992 23 66 775.

Мария Паршакова

Добавить комментарий