НЕТ НИЧЕГО ЛУЧШЕ ДЕТСКОГО СМЕХА

В cредней общеобразовательной школе № 122 г. Перми существует ресурсный класс для особых детей. В нём учатся шесть ребят. Для них требуется упрощённая программа. Специальные кабинеты и инвентарь. Специальные учителя и психологи.

О том, как сложно было открыть  ресурсный класс и какие препятствия стояли на пути, рассказывает Алексей Терехин – директор школы с углубленным изучением английского языка. Открытие ресурсного класса – его личная инициатива. Идея пришла, когда Алексей Юрьевич Терехин (в прошлом тренер по боксу, теперь директор и учитель физкультуры) гулял по  микрорайону, где находится школа, и периодически встречал ребят с церебральным параличом или синдромом Дауна, с различными ОВЗ, которые определяются как дети с особыми образовательными потребностями.

Согласно законам, такие дети имеют право обучаться в обычной общеобразовательной школе и получать навыки социальной жизни среди обычных ребят, по факту же – добиться подобного обучения очень сложно. В школах (если родители ребенка с особыми потребностями рискнут туда обратиться) либо отказывают, либо перенаправляют в другие учебные заведения. Однако передовым преподавателям и руководителям учебного процесса понятно, что с учетом общих тенденций в отечественном образовании  инклюзивное обучение – вопрос времени.

Первый класс

Директор поставил задачу открыть класс для таких ребят у себя в школе. Задача была непростая. Первым пунктом было – найти информацию о таком обучении. И Алексей Терехин почерпнул ее из соцсетей и на специальных сайтах. Большой опыт информации об инклюзивном обучении накоплен в Москве, и часть сведений удалось взять там. Потом была поездка в соседний  Екатеринбург, где в гимназии № 46 проходят специальные семинары по работе с детьми с ОВЗ.

Следующий пункт  – участие в конкурсе губернатора Пермского края гражданских и общественных инициатив с проектом по созданию ресурсного класса в школе. Около года ушло на то, чтобы подготовить документацию, выиграть грант, и, когда финансирование стало поступать, началась закупка оборудования и подготовка аудиторий.

Также была налажена тесная взаимо­связь с ПМПК Перми – психолого-медико-педагогической комиссией, поскольку дети с особыми образовательными потребностями состоят на учете именно в этом органе. Требовалось сделать определенный набор в будущий ресурсный класс, учесть специфику ребят и желание родителей. Не все готовы отдавать детей в обычную школу, а не, например, в специальную коррекционную.

Подготовка учебно-материальной базы было следующей частью плана: высвободили и отремонтировали два кабинета – учебный класс и класс психологической разгрузки. В учебном классе появился стол для групповых занятий (в виде полукруга), и также для каждого ребенка был оборудован так называемый личный кабинет – специально огражденное место с личными вещами и игрушками, где ему было бы комфортно и где он бы мог отдыхать и чувствовать себя как дома.

Класс психологической разгрузки – другой кабинет, место, где  с ребятами по расписанию занимаются преподаватели – психологи из городского психологического центра, проводят с ними лечебную физкультуру (ЛФК), специализированные упражнения в зависимости от индивидуальной нозологии – с кем-то на гибкость, с кем-то на координацию. Там же размещено и оборудование для психологической разгрузки, для работы с водой и песком, и три гамака.

Наконец 5 сентября 2019 года состоялось официальное открытие ресурсного класса. На мероприятии присутствовали  специалисты министерства образования, уполномоченный по правам ребенка Пермского края,  представитель кафедры социальной педагогики и дефектологии Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета.

Учебный процесс был запущен.

 Что можно сказать об эффекте?

– В определенном роде создание ресурсного класса, – говорит Алексей Терехин, – эксперимент. И следующий класс имеет смысл набирать только тогда, когда будет выпущен первый набор, подведены все итоги и анализы. Через восемь лет. Пока все выглядит очень положительно и радужно.

Дети посещают уроки с желанием, во­одушевлены, веселы. Родители присутствуют рядом, помогая преподавателям,   иногда дежуря в коридоре.

Учителя, которые работают с ребятами, проходят нужную переквалификацию. В конце каждой четверти педагоги и руководство  собираются, чтобы обсудить процесс обучения, проходят консультации.

– Сам я веду в школе физкультуру, –  рассказывает Алексей Юрьевич, –  и этих ребят я тоже обучаю физической подготовке, и мне было интересно и важно понять, насколько они скоординированы и физически развиты, насколько способны справляться с программой обычных ребят.

И я был приятно удивлен, что они практически абсолютно наравне со здоровыми детьми справляются с нагрузкой, которая требуется на  уроках физической культуры. Легкая атлетика, гимнастика – все это получается. Были сложности с акробатическими элементами, но так или иначе к концу второй четверти без помощи учителя дети совершали кувырок вперед и с помощью учителя кувырок назад. Половина детей имеют хорошие гимнастические навыки, сидят на шпагатах, делают мостик самостоятельно, умеют приседать, отжиматься, качают пресс. Было интересно в третьей четверти, когда началась лыжная подготовка, тогда у меня сперва возникли некоторые опасения. Как будет с координацией? Однако на лыжи встали все. Некоторым, правда, помогали родители, но так или иначе вводную часть лыжной подготовки прошли все. Все съехали с горки, все  узнали, что есть такой вид   физкультурной деятельности – лыжи. Ощутили свежесть морозного ветра и волшебство езды. И это  больший показатель  результативности, нежели спортивные достижения или приобретение знаний, ведь, уходя с уроков такой физкультуры, дети уносят с собой чувство счастья,  ощущение волнительного спортивного восторга и пусть не грандиозного, но успеха и победы. Нет ничего лучше детского смеха…

Подготовка сознания

Но запустить ресурсный класс – еще полдела, важно сделать так, чтобы детей с особыми образовательными потребностями приняло и родительское сообщество, и  сообщество самих детей. Известно много случаев, когда детям с особыми потребностями отказывали в детских садах и школах именно потому, что родители детей без ограничений здоровья плохо относились к подобным нововведениям.

Руководство школы № 122 позаботилось и об этом.  Была проведена определенная работа: родители были поставлены в известность на общешкольном  собрании и в целом восприняли появление нового класса положительно и даже с воодушевлением, а некоторые и с гордостью. Ведь школа взяла на себя редкие и сложные обязательства инклюзивного обучения.

Вторая задача –  подготовить детей. Руководство школы подобрало определенный информационный материал, куда вошли обу­чающие образовательные мультфильмы (разного формата и направленности) по толерантности к особенным детям, детям с ОВЗ. Мультики показывали – объясняли, как взаимодействовать со слепыми детьми, с аутистами, с синдромом Дауна, с колясочниками.

Эффект оказался волшебным. Даже были слезы на глазах детей без ОВЗ от впечатления после просмотра. Так что в этом плане ресурсный класс даже положительно сказался на школе в целом, на общей атмосфере и уровне социального взаимодействия. Здоровые дети как-то заботились о ребятах из ресурсного класса, покупали им булочки, угощали в столовой.

В целом же инклюзия предполагает, что ребенок сидит в общем классе на таких предметах,  как музыка, изобразительное искусство, труд, то есть относительно легких. Присутствует с другими детьми на праздничных мероприятиях.

Однако возможно и просто присутствие детей с особыми потребностями в общем классе. Закон об образовании этого не опровергает. Хотя, конечно, все зависит от особенностей ребенка, все индивидуально. Это в школе понимают.

Владимир Кочнев

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.