КОГДА СМОЛКНУТ АПЛОДИСМЕНТЫ

Наташа Зверева в отличие от других ребят нашего двора знала, кем будет. Артисткой цирка.

Воплощение мечты началось с секции акробатики – в 10 лет. Потом был цирковой кружок  Бориса Радостева. Сегодня Борис Юрьевич известен как создатель Центра искусств, вошедшего в число ста лучших школ России. Его воспитанники – лауреаты международных фестивалей – украшают лучшие цирки мира. Тогда это был молодой наставник без регалий, преданный своему делу и дороживший талантливыми ребятами. По мере взросления детское очарование цирком часто уходит.

Когда это случилось с Наташей, она просто перестала ходить на акробатику. Борис Юрьевич сам пришел домой к Зверевым и убеждал перспективную ученицу вернуться. Наташа вернулась. С тех пор ее путь был предопределен. После окончания школы она поехала поступать в Московское цирковое училище, куда устремлялись мечтающие об арене ребята всего Союза. Не одолев огромный конкурс, вернулась в Пермь, но от намерений своих не отказалась. Год отработала няней в детском саду, а потом повторила попытку. На этот раз – в Ташкенте, став студенткой Республиканской эстрадно-цирковой студии, давшей стране прославленных мастеров сцены, среди которых – Енгибаров, Попов, Куклачев, Хазанов и Шифрин. Про цирковых часто говорят – родился в опилках, имея в виду профессиональные династии. Наташа в своей семье – единственный представитель творческой профессии. Ее три брата и три сестры выбрали вполне конкретные земные специальности.

Став дипломированным акробатом, Наташа поступила в гастролирующую труппу Семена Бендерского. С одной стороны – романтика молодости и «охота к перемене мест», с другой – хорошая база для наработки опыта. Диаметр арены всех цирков одинаков – 13 метров. Менялись только города: Новокузнецк, Астрахань, Элиста, Баку, Ашхабад… Но первое выступление в Кемерово Наташа помнит до мелочей. В первом отделении у нее был хулахуп. Во втором – «каучук», стилизованный под Русалочку (трюк пластической акробатики, залезание в небольшой ящик или бутыль). В какой-то миг волнение вырвалось из-под контроля и заблокировало в памяти следующий элемент. Никто не заметил, что фиксация в трюке продлилась на несколько секунд дольше обычного, но Наташе эти секунды показались вечностью. И потом все 20 лет перед выходом на публику волнение неизменно возвращалось, несмотря на отработку номера с режиссером, балетмейстером и самостоятельное доведение его до автоматизма. Этому неизменному спутнику артиста противостоит умение вовремя собраться. Разум должен взять верх над эмоциями – иначе артист не состоится. Аплодисменты и непосредственную детскую радость Наташа ощутила как награду  и компенсацию за натянутые до звона струны нервы. Дарить радость стало потребностью.

Точку в двухлетней гастрольной жизни поставил 1991 год. Артисты успели отработать в Тбилиси три дня, а потом началось – шум, стрельба, беспорядки… Цирк оцепили войска. Это было начало грузино-южноосетинского конфликта в период правления Гамсахурдия. Пришлось спешно ретироваться в Сочи.  «Хватит. Пора осесть. Семью иметь», – подумала тогда Наташа. Да и Слава – кандидат в мужья и администратор в узбекском цирке уговаривал вернуться. Наташа вернулась в Ташкент. Слава перешел из кандидатов в мужья, и Наташа стала работать в его коллективе «Цирк на сцене». А в 1993-м родилась дочь Катя. Когда ей исполнилось 4 года, в Шымкенте умер Наташин свекр. Слава – белорус по матери и украинец по отцу, по-восточному почитая родителей, не захотел оставлять мать одну, и вся семья переехала в Казахстан.

Сегодня Шымкент – город европейской наружности, со всеми атрибутами цивилизации – небоскребами и кондиционерами, а тогда, в 1997 году, газ и электроэнергия подавались дозированно – на час в день. « Господи, в какую дыру ты меня привез», – пеняла Наташа мужу в расстроенных чувствах. Но делать нечего. Пришлось пропагандировать цирковое искусство «в дыре». На каких только площадках не выступал цирковой коллектив: детсады, дома престарелых, пенитенциарные учреждения. К последним Наташа поначалу относилась с опаской, но ей сказали: «Там такие же люди». Потом она и сама в этом убедилась. «Нужно уметь держать внимание, а для этого учитывать специфику зала», – поясняет Наташа, имеющая опыт выступлений в дисбатах, колониях для женщин и несовершеннолетних правонарушителей. Дополнительно шли елки и корпоративы. Вообще самое горячее время у артистов – выходные дни и праздники. Наташа стала настоящим универсалом, работая в разных жанрах: жонглирование, фокусы, клоунада, дрессура… Разноцветные голуби, пудель-математик и питон Червячок из членов семьи превращались в участников выступлений. Червячка Наташа сама за 10 лет вырастила до трехметрового гиганта, дала ему воспитание. В конце концов он стал неподъемным – и друга-рептилию пришлось отдать в зоопарк.

В 2001 году в семью пришло  горе: скоропостижно скончался муж Слава. Сказалось афганское прошлое. Наташа, 30-летняя вдова, осталась за добытчика и главу семьи с дочерью-первоклассницей и пожилой свекровью. Замуж она так и не вышла. Даже похоронив через 8 лет свекровь, медленно угасшую от онкологии.

Каждое выступление, как и сама жизнь, непредсказуемо. Многое решают секунды и случайности. Поэтому в цирке, как на войне, атеистов немного. Благо в мусульманском Шымкенте есть православные храмы, где можно укрепиться духовно.

В 2012 году, собираясь навестить родных в Перми, Наташа позвонила из Москвы: «Мама, я буду у вас через 2 часа». Дверь открыла сестра: «Наташа, держись. Мамы больше нет». – «Как нет? Я же недавно с ней говорила!»

Спустя немного времени появились первые симптомы болезни:  головная боль, снижение зрения. Казахские врачи колебались между двух диагнозов: энцефалопатия и протрузия диска. Деньги на обследования закончились, а окончательный диагноз был по-прежнему неизвестен. Наташа сделала еще одну попытку – записалась на прием к авторитетному доценту. Здесь, в кабинете врача, она впервые услышала о рассеянном склерозе. Будто в подтверждение нового диагноза появилась атаксия (нарушение равновесия), из-за которой Наташу обидно принимали за пьяную. Болезнь спутала все планы. Вместо работы по контракту в Китае она оказалась на больничной койке. Врачи запретили любые нагрузки и работу в цирке. Наташа плакала: «Я люблю свою работу. Что я буду делать?» А когда почитала в интернете про свою болезнь – впала в отчаяние: прогноз неблагоприятный. Беспросветность накрыла колпаком. Пока раздумывала и выбирала между таблетками и петлей, позвонила Галка – коллега по диагнозу, с которой познакомились в больнице. Узнав планы Наташи на будущее, принялась вразумлять: «У тебя хоть дочка есть…» Катя – мамина гордость, окончив с отличием школу, поступила в Балтийский университет имени Устинова в Санкт-Петербурге. В голове Наташи переключился тумблер: «Надо Катю выучить». А потом она внутренне собралась, как перед выступлением, и дала себе установку: «Я по жизни борец. Два раза возрождалась из пепла. Это будет третий».

В Казахстане теплый климат, а у его жителей   мягкие сердца. «Мы найдем тебе легкий труд. Оставайся», – успокоили Наташу на работе. Она стала объявлять номера и занялась педагогической деятельностью, держа в памяти пример Бориса Юрьевича. Коллеги поддерживали. Для поднятия духа устроили многолюдный и веселый день рождения. Приятной неожиданностью для Наташи стало вручение в 2015 году в честь 550-летия Казахского ханства медали за трудовые заслуги. И дочку она выучила. Катя осталась жить в Санкт-Петербурге. Работая переводчицей на лайнере, сходила на берегах разных континентов – от Аляски до Австралии. Обзавелась друзьями по всему миру.

Переносить азиатскую жару Наташе становилось все труднее – пропали сон и аппетит. А в январе 2019-го новый удар – умерла младшая сестра. Наташа продала квартиру в Шымкенте, купила в Перми – недалеко от родительского дома, где и сейчас живут две ее сестры.

Родина встретила бывшую соотечественницу не слишком ласково. Пришлось проходить через барьеры по сбору медицинских справок и юридических документов, стоивших немалых усилий и денег. Все только для того, чтобы получить РВП – разрешение на временное проживание. Гражданство ей почему-то не положено, а без него Наташа не может проходить курсы лечения в стационаре и получать положенные льготные лекарства.

Во время разговора, привычно артикулируя, собеседница вставляет слова и фразы на казахском языке, который настоящее испытание для славянского речевого аппарата. Большая часть ее жизни прошла среди тюркских народов, и в преломлении восточного менталитета ее удивляет, когда, уступив место в автобусе пожилой женщине, та усаживает на место внука с гаджетом, застыв рядом часовым. Удивляет дерзкая манера общения детей с родителями. Традиции Азии такое не приемлют. В их основе – уважение к старшим. Молодежь знает своих прародителей из глубины веков, чтит свой род и жуз. И вообще казахи никогда ни с кем не воевали. «Народ там душевнее…» – замечает Наташа. Можно это объяснить обилием солнца и списать замороженность наших чиновников и хамство медиков на резко континентальный климат. Но из этой логической цепочки выпадает человеческий фактор. Одним словом, добро пожаловать на родину!

На свой недуг Наташа научилась смотреть философски:

– Жизнь шла в спешке и суете. Наверное, пришла пора остановиться и посмотреть вокруг. Жизнь сказала: смотри, радуйся и будь счастливой, несмотря ни на что. Вот я и радуюсь! – смеется Наташа, привыкшая одаривать публику искрометными улыбками. Даже когда душа плачет.

Мария Паршакова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.