Диагноз: хаос медицинских реформ

Глубоко запал в душу шокирующий материал Риммы Сибаевой «Пожарная тревога», опубликованный в апрельском выпуске «Здравствуй!».

Сами собой напрашиваются вопросы: что случилось с нашей некогда существующей системой здравоохранения, чуткой, внимательной к людям, прекрасно служившей в наше охаиваемое всеми время? Для меня, например, остаются незабываемыми коллективы медиков детских кунгурских лечебных учреждений, санатория «Павловские дачи». Или «Шалаши» Оханского тубсанатория, заводской поликлиники, врачи которой не считали зазорным похлопотать в профкоме о путевке для своих пациентов  на курорт или в профилакторий, приходили на работу, чтобы справиться, если кто-то состоявший на учете долго не являлся на прием. Девять месяцев медики тубдиспансера (ул. Советская, 102), считай, вытаскивали меня с того света, медсестрички-девчушки поднимали каждый день на руках с первого этажа на второй, где располагался процедурный кабинет. Это был образец ухода за больными, доброе ободряющее слово врача действовало, как лучшее лекарство. Интересовались жилищным, семейным, материальным положением, прежде чем начать заполнять историю болезни. А потому с любовью в сердце храню имена врачей – Людмилы Николаевны Шутовой, Веры Алексеевны Синельниковой, Евы Васильевны Дакиной, Людмилы Сергеевны Сергеевой и многих других, в разные годы лечивших меня.

Что же наблюдаем в наши дни? Верно, хорошим облегчением считается компьютерная запись на прием к врачу, поубавились очереди около регистратуры. Но не стали меньше у кабинета врачей. Возникли проблемы с тем, как попасть к узкому специалисту, мучительны ожидания послеоперационных перевязок для тех, кто не попал после операции в стационар хирургического отделения (наблюдал в одной из городских больниц). Придя к участковому врачу в указанное время, в лучшем случае попадаешь к нему через час, полтора. Хорошо, если найдется местечко переждать это время. А каково престарелым, инвалидам?

Но вот захожу в кабинет. Доктор долго заполняет карточку предыдущего пациента, и на тебя ноль внимания, естественно. Затем отвлекла зашедшая коллега. Вот звонки куда-то. Как в проходной двор, заходят рекламщики бадов, лекарств (не сомнительного ли происхождения?). На меня остается одна минута, чтобы измерить артериальное давление, за рецептами предлагают зайти как-нибудь на днях. Уходя, недоумеваю: в чем причина таких нестыковок во время приема врача с пришедшим к нему человеком?

Склонен думать, в бесконтрольности со стороны чиновников Минздрава. Вон их сколько: московский министр, региональные со своими штатами замов, помощников, не способных решить когда-нибудь вопрос о полном обеспечении инвалидов лекарствами. К сожалению, за примерами далеко ходить не надо. Более полугода не мог получить препарат, прописанный урологом по льготе. Покупай, мол, за свой счет. Это при моей-то нищенской пенсии, когда кроме всего приходится покупать другие медикаменты по другим разным заболеваниям, ну, очень дорогостоящие.

Вопросы, вопросы… О пораженной хроническим недугом медицине, ставшей заложницей хаоса собственных реформ, не говорит сегодня разве что не ленивый. При этом надо сказать и другое:  разумеется, по одному, даже десятку негативных случаев бездушного отношения к больным людям, нерешаемых проблемах нельзя судить о всей многочисленной армии медиков. Есть, и это бесспорно, немало преданных своему делу врачей, простых медсестер, нянечек. Порой жаль по-человечески, если приходится им, кроме основной работы, искать где-то приработок, трудиться, по сути, в две смены, чтобы обеспечить себе, своим семьям достойное существование.

Отсюда следует еще один вывод: погоня за заработком (вынужденным) и безответственность чиновников – звенья не одной ли цепи, порождающие описанные в «Здравствуй!» пожарные ситуации?

Егор ВАСИЛЬЕВ,
инвалид I  группы

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.