СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ

СИНЯЯ ПТИЦА ИЗ СЕЛА ЧЕРНОВСКОЕ

Мой рассказ о жительнице села Черновское Любови Афанасьевне Зуевой станет не только подарком её дочерям – педагогам Валентине и Татьяне, но и жизненным примером многим молодым девушкам, избравшим нелёгкий путь педагога.

Ее нет с нами более двух лет, но остались воспоминания родных, детей, бывших ее учеников, коллег по педагогической и общественной работе и, конечно, ее стихи. Они свидетели ее трудного военного детства, нелегкой, но насыщенной трудовой, семейной и общественной жизни.

Она принимала участие в популярном областном поэтическом фестивале «Земляки», ее поэтические строки звучали на межмуниципальном фестивале «Лузган», ежегодно проходящим с 2005 года в с. Частые на легендарной горе Лузган.

Любовь Афанасьевна родилась в 1932 году в деревне Кукушкино. В семье было трое детей. Наша героиня вспоминала:

«Жили, как многие в селе – бедно. Смутно, но помню, как отец, Афанасий Федорович, каждую зиму уезжал вниз по Каме, а весной привозил домой в мешках буханки хлеба, батоны, крупы, сахар. Осенью 1941 года папу взяли на фронт… По сей день он считается без вести пропавшим. Я не знаю, найдутся ли такие слова, чтобы правдиво, до мельчайших подробностей описать наше военное детство – это непосильный труд и голод, голод… Мне до сих пор больно смотреть на то, как дети, внуки бросают в ведро кусок даже черного хлеба… ведь такого хлеба мы не видели все четыре года войны».

В 2008 году в стихотворении «Дети вой­ны» Любовь Афанасьевна подчеркивает то страшное время:

…нам было по восемь,
когда объявили
о страшных минутах войны,
но мы не забыли,
как наши отцы на фронт уходили
по первому зову страны…

Четыре класса учебы в начальной школе у Любы пришлись на все военное лихолетье, а семилетку оканчивала в Тойкинской школе в 1948 году и в этом же году поступила в Очерское педагогическое училище.
Учеба Любе давалась легко, поскольку от природы она была любознательна и трудолюбива. Однако бытовые трудности и переживания не покидали будущего педагога – дома осталась больная мама Клавдия Андреевна с младшей сестрой и старшим братом, который только-только начал работать в колхозе. Брат Михаил, надо сказать, как мог помогал сестренке все четыре года учебы в педучилище.

Окончив учебу в 1952 году и, получив диплом педагога начальных классов, Люба по распределению направляется работать в Гаинский район в деревню Усть-Черная, а затем в поселок Сосновка этого же района. Природа Северного Урала, ее трескучие морозы, весеннее половодье, летнее разнотравье, осеннее разноцветье лесов – все это будоражило поэтическую натуру.

В то же время она знакомится с Николаем Василь­евичем – шофером, появляется любовь, скоро они становятся мужем и женой. Молодые живут полнокровной жизнью, а в 1956 году исполняется заветная мечта Любы – семья переезжает в родной Большесосновсий район. Сыну уже полтора года. В течение двух лет молодая мама работает запасным педагогом. Приходилось колесить по всему району – не позавидуешь. Дороги были никакие, в дождливую погоду люди добирались часами из села Черновское до Большой Сосновы. Нам сейчас трудно представить, но так было! И вот радость – в 1958 году она была назначена учителем начальных классов Черновской средней школы. Школа стала ей родным домом. Без малого сорок лет Любовь Афанасьевна отдала учительству и воспитанию детей. Из них четырнадцать – трудилась, находясь уже на заслуженном отдыхе!

Она была первой учительницей известных людей в районе: Ефимова Михаила Александровича – учителя, языковеда, а позднее главного редактора газеты «Светлый путь», много лет проработавшего в этой должности (сейчас находится на заслуженном отдыхе), Трескова Алексея Викторовича – ныне директора Черновской средней школы, депутата Думы Большесосновского муниципального округа Пермского края, директоров детского сада Бортниковой Надежды Анатольевны, Лященко Надежды Алексеевны, Васевой Ирины Степановны – председателя избирательной комиссии Большесосновского округа Пермского края.

Воспитала и выучила своих дочерей- педагогов: Толстову Валентину Николаевну и Татьяну Николаевну, а Драчева Марина Павловна – дочь Валентины Николаевны захотела работать воспитателем детского сада. Получается, она и ее муж Николай – родоначальники династии педагогов и воспитателей. А сыновья Валерий, Владимир и Александр стали водителями.

Жительница села Черновское Галина Алексеевна Хлебникова так рассказала о своем педагоге:

«В восьмидесятых годах с первого по третий класс я училась у Любови Афанасьевны. Она была очень вежливая, внимательная, никогда не повышала голос на нас. Дети чувствовали ее материнское тепло и тянулись к ней, как ко второй матери. Она была очень любознательна – на любой вопрос находила правильный ответ. Нам нравилось, как она читала стихи Пушкина, Михалкова, Маршака и особенно Константина Симонова. После обучения в начальных классах мы не теряли с ней связи, а она – с нами. В пятом классе по ее инициативе был создан школьный кукольный театр. Мы приходили к ней домой, сами шили куклы, изготавливали декорации, а учитель по труду Ливерий Михайлович Замахаев изготовил для театра ширму – и мы показывали кукольные постановки «Репка», «Колобок» и другие. Выступали не только в школе, но и в детском саду, а также в деревнях Вары и Желнино. Осенью ходили на природу, пекли на костре картошку, слушали ее рассказы о растениях. Она воспитывала в нас стремление к самостоятельности и терпению в любом деле. Говаривала: не получается – делайте много раз – и тогда все получится».

Писать стихи она начала после выхода на заслуженный отдых, стала постоянным участником литературных гостиных клуба поэтов «Синяя птица». Было выпущено три сборника стихов наших поэтов, а работники культуры и центральной библиотеки охотно помогали в проведении поэтических встреч.

И вот эти строки из стихотворения «Мечта летать», наполненные гордостью за своего бывшего ученика – летчика гражданской авиации Александра Дегтярева:

Одни мечтают о любви,
другие – о карьере.
Он с детских лет мечтал летать,
летать, как птица в небе.

Да, вот так Любовь Афанасьевна, пусть не в высоких поэтических формах, но от чистого сердца, как самобытный поэт, всегда могла передать свои чувства и отношение к людям, событиям на ее малой родине и в России в целом.

В предгорьях Урала
стоит небольшое,
но очень родное
село Черновское.
И слышатся песни
то там в нем, то тут!
Поющим селом
Его с детства зовут.

За долголетний добросовестный труд ей присвоены звания «Отличник народного просвещения», «Ветеран труда», имеется множество ведомственных наград, в том числе – юбилейной медалью в честь столетия В. И. Ленина. Мне встречалось в печати такое выражение: «Если человек талантлив от природы – он талантлив во многом». Это в полной мере относится и к Любови Афанасьевне. Она была талантливым педагогом, обладала поэтическим даром, неплохо рисовала, занималась рукоделием, выращивала не только овощи, но и прекрасные цветы.

Последний раз довелось увидеть ее в июле 2019 года. Возвращаясь с фестиваля «Лузган–2019», мы заехали к ней рассказать о прошедшем празднике. Видно было, что ей нездоровится, и мы уехали, а вскоре она ушла из жизни. В день похорон светило солнце – золотая осень была в своей красе, тихо падали с деревьев листья, словно вместе с родными и близкими скорбным молчанием отдавали почести дорогой и уважаемой Любови Афанасьевне Зуевой.

В. СВИРИДЕНКОВ,
председатель Большесосновской РО ВОИ, руководитель клуба поэтов «Синяя птица»

ВИРАЖИ ЛЁТЧИКА БАЛУЕВА

Анатолий Агафонович Балуев – лётчик-инструктор, мастер самолётного спорта, член сборной СССР по высшему пилотажу.

Человек, которого называли Алексеем Мересьевом нашего времени, и, надо сказать – не случайно. Ведь, несмотря на все испытания, виражи судьбы, он остался предан авиации до конца жизни.

Анатолий Агафонович Балуев родился в Перми 3 сентября 1938 года. Живя вблизи от аэродрома, мальчик постоянно слышал гул самолетов, видел взлеты и падения крылатых машин. Наверное, это и определило его дальнейшую судьбу. С детства отличаясь упрямством, упорством и по-взрослому серьезным отношением к авиации, он довольно рано совершил взлет к вершине пилотского мастерства. Так, в 16 лет юношу приняли на аэродром компрессорщиком, а в 17 он уже стал одним из перспективных пилотов-спортсменов. Через три года смог выполнить нормы мастера самолетного спорта. В 1960-м Анатолий Балуев был включен в состав сборной СССР.

Играл не по правилам

Вот что рассказала о герое моего материала Галина Олеговна Смагина – командир воздушных судов Як-40, Ту-134, пилот первого класса, рекордсмен мира:

«С Толиком Балуевым мы встретились в 1961-м году, тогда я пришла в аэроклуб. Характер у него, конечно, был взрывной – чем-то напоминающий Чкалова. Он совершенно не поддавался никаким канонам! А их, надо сказать, было много.

Собственно говоря, все виражи судьбы случались именно из-за нежелания вписываться в эти рамки, и поскольку авиация основана на дисциплине, его попросили уйти из состава сборной. После этого Балуев вместе с братом, тоже летавшим в аэроклубе, где-то на путях в Горьком, ныне – в Нижнем Новгороде, нашли вагон, в котором оказался разобранный самолет. Восстановление воздушного судна в то время считалось партизанщиной, что в конечном итоге привело Анатолия к судимости. Но, тем не менее, благодаря поддержке жены Валентины и товарищей по цеху, благодаря помощи Валентины Гризадубовой он был освобожден и оказался под Москвой, в НИИ ее имени.

Вопреки всем обстоятельствам неуемная натура Толика привела к тому, что он собрал под Москвой слет всех любителей авиации, которые сами строили самолеты, в гаражах, в сараях, в деревнях, и устроил выставку, которая прогремела, и даже зарубежные журналисты на этом деле «паслись».

Потом его опять обвинили в неполномочных действиях, так как все было сделано без разрешения, по-партизански. После этого он оказался на Дальнем Востоке, в КБ Сухова, а еще позже – в Краснодарском крае. Там, в станице Прочноокопской, он организовал свой аэроклуб, в котором учил летать всех желающих.

К сожалению, в один из таких полетов Толя погиб. Он прожил жизнь так, как хотел, и это достойно уважения».

Он не мог не летать

При обкатке двигателя летательного аппарата на хуторе Даниловка в Донецкой области произошла авария, в результате которой Анатолию Балуеву оторвало кисть правой руки, но, даже несмотря на инвалидность, он сумел вернуться в небо, потому что был человеком, который не мог не летать.

Собственноручно сконструировав протез, он провел в полетах еще 28 лет – выполнял абракадабру, горизонтальную восьмерку и другие фигуры высшего пилотажа. Продолжал обучать влюбленных в небо молодых спортсменов и до последнего вдоха, в прямом смысле слова, оставался на высоте. Ведь только там, в вышине, удавалось обрести самого себя.

К сожалению, как было сказано ранее, один из полетов оказался роковым. В январе 2002 года, поднявшись в воздух, он не сумел вывести самолет из штопора и разбился на аэродроме станицы Отрадная.

В настоящее время клубом имени Анатолия Балуева «Воэлла» руководит его дочь Жанна.

Анна ЧУДИНОВА

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Совсем недавно свой 80-летний юбилей отметила Надежда Васильевна Нифонтова. Желаем ей крепкого здоровья, благополучия, а также любви и заботы родных и близких, и долгих лет жизни!
В 1963 году Надежда Василь­евна окончила Губахинское медицинское училище и по распределению попала в Заозерскую линейную больницу Перми. В 1971 году получила новую специализацию — и по 1982 год работала рентгенлаборантом в 20-й детской больнице Перми, откуда уехала в Афганистан. Два года в составе ограниченного контингента Советских войск в Афганистане работала в военно-полевом госпитале. Рентгенкабинет – армейская палатка, агрегат РУМ-5.
– Не могла представить, что Афганистан – это такая жара, – рассказывает она, – на рабочем месте до 50 градусов доходило, проявитель нагревался, сделаешь снимок, начнешь проявлять – эмульсия сползает. Только через год построили поликлинику, завезли кондиционеры, работа в корне изменилась. Госпиталь располагался в степи в трех километрах от аэродрома, а вокруг армейские полки, которые мы обслуживали. Госпиталь на 600 мест. Нас два лаборанта – сутки работаю я, сутки – другая. Все раненые идут через кабинет, сложно было, когда они шли потоком, санитарки не было, все приходилось делать самой. В Афганистане свирепствовали малярия, гепатит, брюшной тиф. Из института имени Бурденко приезжали врачи на трехмесячную стажировку, поскольку в Советском Союзе таких инфекций уже не было. В Афганистане выходной день – пятница. В этот день в поликлинике вели прием местного населения, в кабинет начиналось паломничество. Я могла с ними общаться, немного изучила язык, что мне нужно было по работе. Народ благодарный, но очень религиозный. Запомнился такой случай. На ишаке старик привез молоденькую жену, не могла разродиться. Вышел хирург, говорит — заноси. Этот мужчина не может смотреть мою женщину, – ответил старик и уехал. Утром вернулся, но было уже поздно – погибли и мать, и ребенок.
По окончании работы в Афганистане Надежда Васильевна вышла на заслуженный отдых. Вступила в общественную организацию «Союз ветеранов боевых действий Орджоникидзевского района». В организации была своя база, где проводили работу со школьниками, велась патрио­тическая работа. Она проводила уроки мужества. В настоящее время общается с родителями, которые потеряли своих детей в локальных войнах, в той же Чечне, помогает попасть в госпиталь ветеранов войн, получить санаторно-курортные путевки.

В марте 2013 года Надежда Васильевна вступила в Орджоникидзевскую районную организацию ВОИ. С того времени возглавляет первичную организацию «9-й микрорайон», на учете в которой состоят 29 человек.

Надежда Васильевна очень отзывчивый человек, всегда окажет посильную помощь тем членам общества, кто обращается к ней, даст дельный совет в своей компетенции. Дополнительная нагрузка в обществе инвалидов – организация и проведение экскурсии по Пермскому краю. Она садовод-огородник, всегда поделится излишками с огорода среди членов общества, и ни одно застолье не обходится без ее заготовок на зиму. В 2020 году принимала участие по присуждению премии «Преодоление» главы города Перми в номинации «Общественная работа». За добросовестный и самоотверженный труд награждена грамотой Президиума Верховного Совета СССР «Воину-интернационалисту» и другими почетными знаками, орденами, медалями, а
18 декабря 2021 года награждена знаком «Ветеран Афганской войны».

– Подводя итог, я хочу сказать, что благодарна судьбе, что моя жизнь прожита не зря, что я до сих пор нужна людям, – признается Надежда Васильевна. – Я счастливый человек!

Ирина Перебиковская,
председатель Орджоникидзевской организации

СЧАСТЛИВЫ БЫТЬ РЯДОМ

Фото Ольги Татаркиной

Удивительная штука – жизнь. Соединяясь узами Гименея, мы клянёмся быть рядом в горе и в радости, не предполагая, что ждёт впереди. И только там, где любовь искренняя, настоящая, не требующая ничего взамен, можно преодолеть всё.

Светлане и Алексею Волковым друг с другом повезло. Добродушные, открытые люди со счастливым блеском в глазах поделились историей большой любви, которой в ноябре этого года исполнится 30 лет.

Рядом –с пелёнок

Жизнь начала сводить их буквально с пеленок. Родились в год Крысы, с разницей в неделю, оба – Весы по гороскопу. Еще не научились толком ходить, как попали в одну ясельную группу, потом – в десятый детский сад на поселке.

– Там-то я ее и приметил, – улыбается Алексей Леонидович. – У нас есть даже общая фотография.

– Это мы случайно сделали такое открытие, когда встречались и разглядывали снимки в семейных альбомах, – продолжает Светлана Александровна.

Вскоре семья маленького Алеши переехала в Третий микрорайон. Учился сначала в седьмой школе, потом – в первой. Поступил в Березниковский строительный техникум, после которого ждала армия (служил связистом в Белоруссии). По возвращении работал на стройке.

– А мои родители получили квартиру на Красном, – рассказывает Светлана Александровна. – Я окончила школу № 12, Пермский педагогический институт, потом вернулась в Соликамск и сразу вышла на работу воспитателем в четырнадцатый детский сад.

Разлука подсказала

Будучи студентами, Алексей и Светлана общались в одной компании, ходили друг к другу в гости. У общительного и обаятельного молодого парня не было недостатка в женском внимании. Но сердцу не прикажешь – даже в таком «малиннике» он сумел выбрать самую сладкую ягоду. Правда, понял это только в разлуке.

– Познакомились мы в великий тогда праздник – 7 ноября, – вспоминает супруг. – К сожалению, не хватило мудрости, а, может быть, смелости, чтобы признаться сразу. Только в армии понял, что она – моя. Видимо, нужна была долгая разлука.

Солдатские письма

И пошли от Алексея письма. Горячие, страстные, пламенные… Потом стал звонить. Причем в 1990-е домашние телефоны были не у всех. Каждый раз Светлана летела к соседям на пятый этаж (сама жила на втором).

– Как чувствовал! Всегда заставал ее дома, – говорит супруг. – Напрямую в письмах замуж не звал, но и между строк было понятно, что я вернусь – и мы больше никогда не расстанемся.

– У меня чувства к Алексею появились сразу, – признается супруга. – Он моя первая и единственная любовь. Очень хотелось, чтобы еще до армии сказал: «Ты – моя».

Возможно, современная молодежь объясняется в любви гораздо проще. Но в прежние времена Светлана не могла позволить себе первой открыться мужчине. Поэтому на проводах юноши в армию молча переживала…

– Алешины письма я до сих пор храню и никому не показываю. По ним можно отследить чувства, которые нарастали с каждой строчкой (а служили раньше два года). Сначала это были теплые слова, потом фразы, предложения, – возвращается к воспоминаниям юности Светлана.

Семья и труд

И вот уже дорос до армии их сын Иван (он служит в танковых войсках). Старшая дочь Юлия пошла по стопам мамы – работает учителем-дефектологом в детском саду в Перми, год назад вышла замуж.

Рассказывая о молодости, супруги вспоминают свадьбу, съемные квартиры. Светлана – воспитатель, Алексей – строитель в СМУ-3, возводил с юго­славами перинатальный центр, детскую поликлинику.

– Получил колоссальный опыт, много чего перенял в работе, к которой у иностранцев иное отношение. До сих пор вспоминаю их рекомендации, к которым в молодости особо не прислушивался. Все это пригодилось мне в ШСУ, где я отработал десять лет. А оттуда ушел в самостоятельное плавание.

Где муж – там и жена

Светлана и Алексей Волковы во всем поддерживают друг друга. Даже хобби стали общими. Одна из главных семейных традиций – праздники с близкими. Сначала муж был ярым болельщиком футбола, а теперь и жена, даже вместе выезжали на стадион.

– На рыбалке тоже вместе, – улыбается хозяйка, – только я в качестве наблюдателя. Пока муж рыбачит, загораю. Вообще выезд на природу – наше хобби последние 10–12 лет, когда дети выросли.

В радости и в горе

В 2012 году случилось страшное. Светлана Александровна уехала на операцию в Пермь, а вернулась в инвалидной коляске…

– Когда меня привезли домой, все хлопоты легли на плечи мужа. Абсолютно все. При этом я всегда чувствовала его поддержку, понимание. Подчас ему надо было стукнуть кулаком по столу, потому что по-другому я не понимала, – рассказывает она. – В течение года дважды была в больнице, к сожалению, врачи ни здесь, ни в Перми своевременно не направили в реабилитационный центр.

Супруг не мог себе позволить оставить Светлану одну в четырех стенах. Взял отпуск за свой счет. И потом, когда вышел на работу, летел к ней в обеденный перерыв.

– Нам повезло: была своя машина, в доме – лифт, квартира без порогов, переделок не требовалось. Необходим был только пандус, – говорит Алексей. – Собрал подписи с жителей, договорился с коммунальщиками из ЖУ «Клестовка». Подрядчик быстро нашелся, в течение двух месяцев сделали. Сейчас, если оставляю Свету одну дома на выходные, не переживаю: она делает абсолютно все сама.

Спустя год после неудачной операции Светлана Александровна вернулась на прежнее место работы – заведующей детским садом № 17, куда ее позвал родной коллектив. В этом году у нее еще один юбилей – 30-летие педагогического стажа.

Жизнь с нуля

Путь к самостоятельности был непрост. Светлана Александровна вспоминает:

– Спустя три месяца мы понимали, что так продолжаться не может. Я начала учиться перепрыгивать с дивана на кресло, потом доезжала до кухни, где Леша оставлял мне еду. Вскоре стало получаться готовить (мы отказались от верхних шкафов). Но Леша всегда был рядом, всегда на телефоне.

Спустя три года Светлана Волкова вновь села за руль, но уже за автомобиль с ручным управлением. И всегда он рядом: помогает выйти из дома, загрузить в машину коляску.

Всегда – ДА

Слово «инвалидность» никак не хочется соотносить с людьми, которые живут полноценно. Они не жалуются на плохую погоду и здоровье, хотя каждый день дается им втройне сложнее. Они привыкли удивлять.

Через четыре года после операции Светлана Александровна начала танцевать. Как никак, позади было семь лет хореографии.

– Когда мне предложили должность заведующей в детском саду, Леша сказал «да», – делится она. – Когда я захотела для этого учиться, понимая, что это время и деньги, сказал «да». Когда решила сдать на права, тоже был со мной. Сказал «да», когда коллеги позвали обратно на работу. И когда я вдруг решила танцевать, он снова поддержал. Мне отрадно, что Алеша оценил меня на сцене. Это постоянное «да» – очень важная поддержка!

– На самом деле, я очень благодарен тренеру Ларисе Николаевне Чуклиновой за то, что она ее встряхнула, – добавляет супруг.

Надёжный тыл

Светлана тоже готова в любой момент разделить взгляды мужа и постоянно остается на его стороне. Поддержала и в тот момент, когда ушел с производства в свободное плавание, считая, что любая смена деятельности на пользу.

– Бывают, конечно, у нас дни разлуки, когда Алексей уезжает в деревню помочь маме или на рыбалку. Не должно быть запретов и ограничений, а все решения надо принимать обоюдно.

Секрет семейного счастья Волковы раскрыли каждый по-своему:

– Принимать человека таким, какой он есть. Нельзя переделать друг друга, – заключила Светлана. – Его надо просто любить и уважать.

– Если не будет уважения, все остальное бессмысленно, – считает супруг. – Поскольку так сложилась судьба, мне представился шанс все вернуть. Я с благодарностью принял домашние дела: уборку, готовку. Мне приятно помочь, потому что раньше это все висело на ней, а я не ценил, принимал как должное. Теперь возвращаю ей все сполна.

Остается пожелать, чтобы в любящей семье Волковых исполнилась еще одна, самая главная мечта. Ведь надежда умирает последней.

Ольга ТАТАРКИНА

АВТОПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА

В первое мгновение на 38-летнего Врежа Киракосяна так  же больно смотреть, как на распятого Иисуса; будто гигантская стопа исполина смяла его позвоночник так, что его изогнуло гиперболами; искривленная тундровая березка с тонкими веточками малоподвижных рук и парализованных ног, стоящих на подножке детской электроколяски. Почти бестелесный, в чем душа держится… А душа – в иконописном лице; в глазах – больших, темных, глубоких – много передумавшего, перечувствовавшего  человека; в мягких интонациях голоса, действующих терапевтически. Сторонние люди видят лишь беспомощность. Накачанные мышцы духа и талант сразу не разглядеть.

Роковой день

Третьего сентября в роддоме Еревана криком возвестил мир о своем приходе богатырь весом 4,5 кг. Богатыря назвали Вреж. Он стал пятым ребенком в интернациональной семье Киракосян, где мама – дочь плодородной Украины, а папа – горячий армянин. Союз народов дает красивых и крепких детей. Вреж таким и был. До восьми месяцев.

…День девятого мая выдался теплым и солнечным. В воздухе – дразнящий запах шашлыков. Мама в красивом платье, окруженная детьми, спускается в овраг – за весенними цветами. В ушах еще звучит сладкий голос незнакомки, умиляющейся глазастому крепышу на маминых руках. Один из сыновей спотыкается, мама придерживает его, но, потеряв равновесие, падает сама. И Вреж, и мама катятся по насыпи вниз…

Рентген Врежа показал перелом ноги. Позднее детальное обследование выявило травму спинного и головного мозга. На основании этого врачи заключили: ребенок никогда не сможет ходить. Нет нужды описывать состояние мамы, оставшейся одной с детьми: незадолго до рождения Врежа его темпераментный папа угодил «по хулиганке» за решетку. Однако небольшой срок в несколько месяцев вырос до 6 лет по причине взрывного  характера осужденного. Добрые люди советовали сдать Врежа в интернат, но мама и слышать не хотела.

А судьба не унималась. Врежу уже исполнилось 2,5 года, когда по недогляду старшего брата он на своей коляске провалился в подвал, сломав 2 передних зуба.

Работая дворником, мама как-то умудрилась накопить денег на дорогой тренажер Дикуля,  и четырехлетнего Врежа усадили на него – заниматься. Сначала – со слезами, а по мере взросления уже сознательно, с надеждой встать на ноги. Вреж отрабатывал многочасовые смены на реабилитационном станке в течение десяти лет! Однако ожидаемого результата не было, более того, стал искривляться позвоночник. Обеспокоенная мама кинулась к массажистам. Врежу стали делать интенсивный массаж. Только во взрослом возрасте, когда был поставлен диагноз «вторичная спинально-мышечная атрофия», стало понятно, что упражнения и массаж были подобраны без учета особенностей заболевания.

Детство и юность

По понятным причинам в детсад Врежа не брали, но и один дома он умел себя занять. В коробках и коробочках жила мелкая живность. Открывая их, Вреж погружался в таинственную жизнь муравьев, строивших себе дом, или, замирая, следил за охотой паука. Как-то стал свидетелем захватывающего спектакля под названием «выяснение отношений между богомолом и ящерицей». Сменяя друг друга, жила в доме живность и покрупнее: фанатично преданный пес Тарзан, хитрющий кот, ежик, черепахи… А обученный Врежем хомячок удивлял домашних цирковыми номерами! В 4 года хлопец (тха – арм.) научился читать. Сам! –  угадывая звучание буквы по картинке в букваре. Но больше всего Врежу нравилось создавать свой мир – карандашом на бумаге или с помощью пластилина, которому руки творца давали бесконечное число перевоплощений. Вреж никогда не учился в школе – в Армении не было практики надомного обучения. Но пытливость ума понуждала его к собственным открытиям. Как узнать устройство радиоприемника? Разобрать и собрать заново! Для того, чтобы самолет с моторчиком летал, а телевизор собственной сборки показывал, не хватало знаний, но было большое желание что-то создавать и экспериментировать.

«Детство у меня было очень увлекательным и познавательным, – вспоминает Вреж. – Сейчас детям покупают готовые игрушки.  Это отучает их творчески мыслить, интересоваться окружающим миром».   Наблюдая дворовую жизнь, он страстно желал быть ее полноправным участником. «Я очень хотел «быть как все», поэтому стал курить. Мне нравился сам факт нарушения каких-то границ. В кругу горячих парней я, как и они, спорил и ругался. Мне доставалось от них, но я не мог ответить тем же». Вреж выбривал дорожки на голове, носил серьгу в ухе, лишь бы не ощущать на себе эти колющие сердце взгляды, которыми одаривают инвалидов.

Бог дал Врежу аналитический склад ума (во дворе не осталось детей и взрослых, кого бы он не обыграл в шахматы) и художественные способности. Он сделал выбор – решил стать художником. «У меня не было ни учителей, ни пособий. И я решил добывать знания самостоятельно. Изводя массу бумаги, я учился передавать объемность с помощью света и тени, выстраивать композицию рисунка, соблюдать пропорции тела в соответствии с анатомией».  Когда в руках у Врежа оказалось наконец пособие для художников, он был разочарован, не найдя ничего нового для себя: до изложенных там основ он дошел своим умом. «Теперь я понимаю, именно умственное, душевное, творческое напряжение сделало меня тем, кем я сейчас являюсь», – пишет Вреж в своей книге «Душа моя в стиле ню». Он был одержим: дни напролет мог биться над тем, как передать характер и внутренний мир человека. При освоении масляных красок, за неимением холста пришлось принести в жертву подходящие обложки книг. Кисть и карандаш, как пресловутые соломинки, спасали Врежа. Но зимой, когда озябшие пальцы отказывались подчиняться, наваливалась невыносимость бытия. Тяготила вечная зависимость от чужих рук, даже в интимных нуждах. Окруженный людьми, он оставался внутренне одиноким Робинзоном.

«Я монстр, я чудовище, вечное одиночество – мой удел, – писал Вреж в дневнике. – Ни одна из моих привязанностей не была взаимной». Физическая боль была фоном его жизни. К ней он привык. Но не было сил справиться с болью душевной. В своих дневниковых откровениях Вреж прятался за абстрактного Художника и писал о себе в 3-м лице: «Художник жил только потому, что не мог решиться на самоубийство, хотя всегда держал при себе яд. Дважды он писал предсмертные записки».

Однако наступала весна. И вместе с молодой травой в душе Врежа прорастала надежда. «А, говорят, цветы на асфальте не растут…» В ответ на комплимент Врежа девушка смущенно улыбалась. Ему  не составляло труда завести знакомство на улице. Иногда оно перетекало в дружеские отношения. Но он-то мечтал о любви! «Несмотря на тысячу отказов, я снова и снова закидывал лассо, чтобы поймать свое счастье. Я надеялся на чудо». «Любят за душу, а к внешности привыкают», – говорил себе Вреж.

От отца ему досталась горячая кровь, требующая порции адреналина: «Сатана толкал меня на безумные поступки». Понимая, куда это может завести, Вреж боролся.

В Армении в карты резались не на жизнь, а на смерть. Проигравшего должника нередко вынимали из петли: отдать карточный долг было делом чести. Вреж умел играть и порой имел хороший куш, хотя вполне осознавал неправедность денег. Проигравшему полагалась оплеуха. Склонный к самонаблюдению Вреж поймал себя на садистском удовольствии от рукоприкладства. Не желая ожесточиться, он запретил себе играть. Как сорняк, вырвал он и укоренившуюся привычку курить: «Ощущение победы над собственной слабостью приносит не меньшее удовлетворение, чем выигрыш!»

Когда местные телеканалы наперегонки стали снимать сюжеты о талантливом художнике, именно строгость к себе  помогла Врежу избежать головокружения от успеха. Впрочем, пользу известность все же принесла. Удачно продав одну из картин, он смог купить компьютер, о котором мечтал. «Я побеждал пагубные страсти с божьей помощью, – признается Вреж. – Сколько себя помню, я всегда молился, часто захлебываясь слезами. В молитвах об исцелении я провел не дни и часы, а десятилетия. Я не стал здоровым, но Бог дал мне то, чего лишены многие здоровые и с виду благополучные люди».

Бездны отчаяния и вершины радости

Всю жизнь Вреж надеялся, что медицина найдет способ избавления его от болезни. Тем более что с годами она становилась все более бесцеремонной. Опасаясь потерять возможность работать, Вреж выложил видеообращение в соцсетях с целью сбора средств на лечение. 31 декабря Елена Белкина из Перми увидела Врежа. Чуткая девушка отреагировала сразу: перевела деньги и поздравила нового знакомого с наступающим Новым годом. Завязалась переписка.

Поездка на лечение в Израиль обернулась для Врежа и радостью, и разочарованием. Счастье он испытал от пребывания на земле, по которой ходил сам Иисус Христос. Но вывод израильских врачей поверг его в отчаяние: «Сердце и легкое сдавлены тазовой костью, создавая угрозу жизни. Но и операция из-за технической сложности крайне опасна». Хирурги умыли руки. Правда, один из них вызвался рискнуть  за пятизначную сумму  долларов, добавив: «Если вам нечего терять…» Когда-то Вреж мечтал умереть, но теперь, когда пройден трудный путь накопления опыта, мастерства, борьбы со страстями, он решил, что не вправе идти овцой на заклание: «Я останусь таким, какой есть, и проживу, сколько Богом отмеряно», – решил он.

Домой Вреж вернулся опустошенным: «Я потерял интерес к жизни. Передо мной был тупик». Елена старалась поддержать и утешить. Незаметно переписка переросла в роман, а в июне 2012 года Елена, провожаемая мамой, крутившей пальцем у виска, вылетела в Ереван. Увидев друга, она расплакалась: видео не передавало драматичности картины. В какое-то мгновение сожаление о сделанном пронзило сердце. Но день ото дня ниточка отношений между ребятами крепла. Семья полюбила Елену. Однако все завершилось для Врежа ушатом холодной воды – Елена призналась, что не может связать с ним свою жизнь. «Я отпустил ее с миром, ни в чем не упрекнув, но на душе было тяжело».

Спустя время Вреж увидел сообщение от Елены: «Кроме тебя, мне никто не нужен». В сентябре она вернулась, а в ноябре состоялось венчание в церкви. Но не все радовались за молодых. Чего только они не услышали в свой адрес. Елену упрекали за  корыстный расчет, Врежа – что посмел жениться. Но ровно через год родилась Мария. Злые голоса стихли.

Сегодня творческая семья Киракосян живет в Перми. Вреж зарабатывает – рисует на заказ портреты с фото. Дает уроки рисования в интернете. Елена преуспела в лепке из полимерной глины: ее оригинальные изделия хорошо покупаются в интернете. Марии Врежевне – ученице 1-го класса – сам Бог велел любить пластилин и карандаши. Папа отмечает: «Она рисует лучше, чем я в ее годы». Вместе они играют в интеллектуальные игры, а скоро и за шахматной доской у Врежа появится достойный соперник.

Мария Паршакова

КОГДА ЛЮБОВЬ ВОПЛОЩАЕТ МЕЧТЫ

В канун Нового года на пороге появился он – с букетом цветов и робкой улыбкой на лице. Чтобы увидеть свою избранницу, он проделал большой путь.

Завескины разрушили стереотипы. Познакомились по Интернету. Их отношения развивались очень быстро. Плюс разница в возрасте не в пользу жены. Но все это не помешало Евгении и Андрею создать крепкую семью. Супруги счастливы вместе восемь лет. У них трое детей (Даниилу – пять, Кате – восемь, Алене – шестнадцать), которые во всем берут пример с родителей.

Зацепила фотография

Андрей родом из небольшого поселка Сылва, что в Пермском крае. В свои 25 искал девушку долго и целенаправленно – для создания семьи. Мечтал о хозяйственной, нелегкомысленной и такой же домашней, ищущей семейного тепла. Среди местных невест не оказалось той единственной, ради которой хотелось свернуть горы. И вот однажды на сайте знакомств он увидел ее…

– Да, я хотел встретить серьезную девушку. Но в первую очередь меня зацепила фотография Жени, – рассказывает мужчина. – Я так обрадовался, что она ответила на мое письмо. И то, что она меня старше, не остановило, скорее наоборот.

33-летняя Евгения приняла ухаживания незнакомца из другого города с опаской –мало ли что у человека на уме?

– Я запомнила тот день, 24 декабря, когда Андрей написал первый раз, – рассказывает она. – Честно говоря, к тому моменту забыла, что где-то зарегистрирована. Работы много, маленькая дочь. Поэтому не относилась к переписке серьезно. Много о себе не рассказывала.

Однако очень быстро их разговоры на отвлеченные темы перешли к личному: рассуждениям о жизни, идеалах, ценностях… Оказалось, у молодых много общего. Даже дни рождения – с разницей в неделю. Да и в целом совпали взгляды на жизнь и мечты.

Кто бы мог подумать, но уже через неделю Андрей спешил к своей избраннице на автобусе.

От Интернета – к реальности

– В нашей компании есть традиция: собираться в первый день Нового года. В тот раз договорились увидеться в моей квартире. Друзей у меня много. Они и посоветовали: звони и приглашай в гости, чего тянуть кота за хвост. Я решила: а почему бы не попытать счастья? Пригласила Андрея отметить праздник.

Первый совместный Новый год справили весело. Андрей произвел на друзей и подруг Евгении хорошее впечатление. Симпатичный, умный, интеллигентный. Особенно впечатлил саму хозяйку.

– Мне очень понравилось, что он вроде бы скромный, но в то же время с чувством юмора, умеет слушать и поддержать разговор. И мои друзья как-то сразу его хорошо приняли.

С первых минут знакомства им было легко друг с другом. Он не сводил с нее глаз, а их сердца стучали в унисон. С каждой минутой узнавали все больше друг о друге. Вскоре рассказали о своих заболеваниях.

– На тот момент я работал в охране. А до этого вы­учился в Закамском училище на архивариуса. Но с моей болячкой нигде не мог найти работу, с ограничениями по здоровью мало куда берут, – Андрей поведал об этом своей избраннице как на духу. – Не каждая девушка примет с таким диагнозом, а Женя приняла. Поэтому мы и признались сразу во всем друг другу, чтобы не было потом недопониманий.

Евгения тоже с юности в обществе инвалидов, какое-то время работала там бухгалтером. А к моменту встречи с Андреем перешла на железную дорогу кладовщиком, воспитывала дочурку Аленушку от первого брака. До этого выучилась на бухгалтера в технологическом техникуме, потом по этой же специальности окончила Пермскую государственную сельхозакадемию имени Д. Н. Прянишникова (сейчас – Пермский аграрно-технологический университет).

– Когда Андрей рассказал о себе, я не испугалась и не расстроилась, потому что уже знала об этом заболевании. У моего первого мужа были  те же проблемы. Я знала, как вести себя, когда человек теряет сознание, умела оказывать первую помощь.

С благословения родителей

Так и зародилась их любовь. Пара стала собирать свой пазл жизни, чтобы взять от нее все и быть счастливыми. В длинные новогодние каникулы они вместе поехали в Сылву – подошла очередь знакомить Евгению с семьей Андрея.

Неудивительно, что родители изначально не отпускали младшего сына в далекий путь. Переживали за его здоровье, которое в любой момент могло подвести.

– Помню, отец склонился надо мной и с серьезным видом сказал: «Никуда не поедешь». А я не находил себе места.

Решение было за мамой: любящее сердце Надежды Васильевны успокоилось, когда она услышала на другом конце трубки женский голос.

– Мама Андрея позвонила мне перед его приездом, – вспоминает Евгения. – Мы хорошо пообщались, думаю, она поняла, что я серьезный человек. А когда приехали в Сылву вдвоем, Надежда Васильевна и Александр Николаевич меня встретили очень тепло, как родную. Родители Андрея оказались добродушными людьми. Было ощущение, что мы давно знакомы.

Выбор дочери одобрили и Мария Тагировна с Владимиром Ивановичем Евдокимовы. Потенциального зятя они приняли в семью с радостью со словами: «Вам жить – вам и выбирать». Так, получив родительское благословение, молодые расписались. Свадьбу сыграли в Соликамске. Справляли скромно, зато от души – с близкими людьми и друзьями.

Как с чистого листа

Началась счастливая семейная жизнь Завескиных. А когда на душе спокойно – и здоровье реже подводит. И поводов для ссор меньше.

– Я до сих пор поражаюсь, как Андрей смог выбрать из всех девушек меня, нашел смелость написать, проделать такой путь! – удивляется Евгения.

А супруг с воодушевлением вспоминает первую встречу и рассказывает, как волновался, когда ехал в Соликамск:

– Мысли всякие посещали: вдруг не понравлюсь ее дочери Алене, которой было на тот момент восемь лет. Но когда наконец увидел Женю, это было что-то! До сих пор ни разу не разочаровался в своем выборе.

По одну сторону

С тех пор Завескины не изменяют своим традициям собираться вместе, только уже большой многодетной семьей. В конце каждой рабочей недели обязательно готовят что-нибудь вкусненькое, усаживаются перед телевизором и смотрят фильмы, которые скачивает в Интернете старшая дочь.

Они вместе гуляют по Дубравскому лесу. И путешествуют тоже вместе, впятером. Побывали на море, в Тюмени, Санкт-Петербурге…

Проводить время всей семьей стало их главным хобби. А вообще Андрей красиво рисует со школы, особенно у него получаются церкви. Когда работал в охране, часто держал в руках карандаш и переносил на бумагу Белогорье и другие достопримечательности Пермского края.

Но на первом месте – семья, о которой надо заботиться. Глава семейства нашел себя в строительстве. Евгения ушла с железной дороги, стала кладовщиком в «Уралкалии».

– У Андрея золотые руки, – отмечает супруга. – С тех пор, как мы переехали в свой дом (о чем, кстати, всегда мечтали), он все делает сам. Умеет все: построил беседку, курятник, облагородил баньку, обшил дом сайдингом…

Вот и получается, что у Завескиных совпали не только взгляды на жизнь, но и мечты.

– Хорошо, что мы все смотрим в одну сторону. Для нас это самое главное, – сказала супруга.

Браво, Завескины!

– Мы обожаем семью Завескиных за их доброту и открытость, активную жизненную позицию, – отозвалась Надежда Ковальчук, председатель местного общества ВОИ. – Без них не обходится ни один сплав и краевой туристический слет. И детки всегда в них участвуют. Даже праздники стараемся проводить так, чтобы под них подстроиться, потому что молодежь у нас – на первом плане.

Ольга ТАТАРКИНА

Фото автора

ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ

Моя соратница по газете сообщила мне удивительную новость: у неё в гостях побывал Алексей Костюченко – путешественник, исколесивший на  хендбайке страну вдоль и поперёк. Это трёхколесное транспортное средство с ручным приводом предназначено для тех, у кого не работают ноги. У Алексея их просто нет. Отсутствуют и кисть правой руки, и пальцы на левой руке.

Читать дальше