ЗНАКИ ЖЕНСКОГО СЧАСТЬЯ

К 100-летию М. С. Астафьевой-Корякиной.

Культурный вихрь Перми 60-х подхватил талантливых Виктора и Марию Астафьевых с такой силой, что и Вологда, и  Красноярск не затуманили память.

Мысль В. П. Астафьева: «Все же многое меня связывало с Уралом» звучит часто как благодарность Прикамью, где выросли дети и написаны лучшие книги:

– Пермь осталась в моей памяти городом со строгим музыкальным вкусом, что мне нравилось. Мы смотрели все, что показывали в театре оперы и балета. Многие люди из Перми остались в памяти.

Творчество В. П. Астафьева, яркой личности с добрым и зрячим сердцем, известно во всем мире. Он – на пьедестале, а удел  жены, как в старину – кухня и дети? 

Терпеливый помощник

Мудрость  писателей-фронтовиков опережала время,  нам в XXI веке есть к кому прислушаться, что прочитать для душевного щита. Наше счастье, что мы слышали Виктора Петровича, МарСем (так она сокращала подпись в письмах), дружим с Андреем Викторовичем. С разрешения семьи удалось составить древо рода В. П. Астафьева (1.05.1924 – 29.11.2001) и его жены – М. С. Корякиной. Поколенная роспись –  это досье-цитаты родни из произведений писателя.

Слово о Марии Семеновне выписано из 15-томного собрания сочинений:

Крепкое, мужественное создание  – моя жена, вятского крестьянского корня, она и меня, и пропащую послевоенную жизнь выдержала… [1. Т.11:  312]

Вырастили мы с женой Марией Семеновной троих детей, двух родных, дочь и сына, и племянника жены Толю. У них с Олей – сын Арсений, он тоже считает меня дедом [1. Т. 14: 163].

…Супруга моя из 9-детной уральской рабочей семьи…<…> …она «секретарит» у меня, печатает на машинке <…> без дела сидеть не может. <…> …Нечасто мне предоставляют возможность высказать добрые слова о моем вечном, единственном спутнике и неутомимом, сверхтерпеливом помощнике.  Литератор Виктор Астафьев – не подарок для жены и близких своих
[1. Т.12: 587-588].

Первый экземпляр изданных книг В. П. Астафьев подписывал жене.

Из краткой биографической справки узнаем о судьбе писателей:

Мария Семеновна Астафьева-Корякина   (22.08.1920 – 16.11.2011) родилась в селении Чусовского завода Пермского уезда и губернии. Ветеран Великой Отечественной войны, писательница, член Союза писателей России с 1991 г. (в СП СССР – с 1978 г.). Почетный гражданин Чусовского муниципального района (2007 г.). В марте 1943 г. ушла добровольцем на фронт. Службу медсестрой, потом цензором проходила в частях Северо-Западного фронта, Первого Украинского, Закарпатского, Второго Белорусского. В начале 1944 года произошла  встреча с будущим мужем В. П. Астафьевым, добровольцем с 1942 года,  фронтовым шофером, артразведчиком, связистом. Как дважды контуженный, трижды раненный, он был списан  в резерв. На Виннице, в Станиславчике, запись регистрации брака сделали ему в красноармейской книжке, ей – в личном удостоверении: «Вступила в законный брак с Астафьевым В. П. 26 октября 1945 года». Старший сержант М. С. Корякина с мужем, солдатом-окопником, награжденным орденом  Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За освобождение Польши»,   демобилизовались в ноябре 1945 года и уехали в Чусовой.

Звание «Почетный гражданин Пермской области» присвоено В. П. Астафьеву, писателю, Герою Социалистического Труда, лауреату Государственных премий СССР и РСФСР «за создание выдающихся литературных произведений, большой личный вклад в развитие литературы Прикамья» в 1998 году. Друзья тогда переживали, что присвоение шло с трудом, со второй попытки. Этому противились ветераны войны из-за книги «Прокляты и убиты», считая ее клеветой на советского солдата.

Гостеприимная хозяйка

Творческие и семейные события 1960-х в жизни Астафьевых – издание произведений, документ о Высших литературных курсах в Москве, получение квартиры в Перми  –  это счастливое время. Небольшая квартира на улице Ленина была и рабочим кабинетом писателя, и домом творчества для единомышленников: литераторов, издателей, актеров.  Одноклассницу дочери Ирины по 37-й  школе Олю Гаврилову принимали в семье как родную. Позднее она стала невесткой – женой Толи Хорошунова. Ольга Николаевна поделилась для статьи фотоархивом  и воспоминаниями:

–  Мария Семеновна всегда была гостеприимной, радушной, справедливой. Без чая никогда не отпускала. «Без чая, –  говорила, – нет обратной дороги!»  Тетя Маня (так я звала ее) восхищала своей нарядностью, была модницей. Строго следила за опрятностью своих мужчин. Как они ухожены, видно на снимке 1968 года: племянник Анатолий и свекор  Петр Павлович  – в костюмах, Виктор Петрович (такой молодой, всего 44 года!) – в пуловере и при галстуке.

Хозяйка дома как управительница и миротворица создавала мужу творческую обстановку в обычной хрущевке.

– Мама была проводником идей папы, – рассказывал Андрей Викторович. –  В детстве мама объяснила нам неписаный закон: «Ребята, папа работает! Захочет –  он нам расскажет и прочитает. А пока мы его не трогаем!» Мы и привыкли не лезть.

Читатель и машинистка

Весь дом был на руках Марии Семеновны. Все делали сами: ставили тесто на пироги, лепили пельмени, крутили котлеты, делали разносолы и варенья. Принять и накормить гостей, домочадцев – дело чести хлебосольной  хозяйки.                      Помощь в уборке квартиры боевая Ирина  оказывала по-своему, чередуя с игрой на пианино и громким пением. Для Виктора Петровича – это просто «развеселое семейство».  Для себя Мария Семеновна определяла планку по-военному – «надо». И выкраивала время (часто за счет сна) для набора или правки рукописных текстов будущих книг мужа на печатной машинке.   А почерк у него был трудночитаемым. Первое (1983 года) письмо-ответ писателя из Овсянки я разбирала как скоропись XVII века.   Астафьевы – театралы, любители музыки,  читатели, болельщики футбола – радовались каждой возможности выхода в свет, благо все рядом.

Приведу воспоминание сына –  Андрея Викторовича:

–  Мария Семеновна была очень хорошим читателем и обладала отменным вкусом в этом смысле. Я благодарен ей на всю жизнь, потому что читал по ее рекомендациям. Даже когда я учился уже в Пермском университете, она откладывала книги для прочтения в отдельную стопку. Так я начинал с малого, а потом дошел до Хейли и Маркеса.

«Маня чего-то пишет»

Но все-таки любимым местом уединения, писательства, рыбалки была деревня. Признание  Виктора Петровича в 1968 году  повторялось им до последнего часа:

– Никогда мне так хорошо не работалось, как в Быковке, –  никогда

Литератор В. Я. Курбатов так определил значимость созданных в Прикамье произведений:

– Здесь родились светлейшие книги нашей литературы. Написаны не одна «Пастушка».  И «Монах в новых штанах», и «Где-то гремит война», и «Синие сумерки».  «Кража»,  «Сашка Лебедев» и незабвенный рассказ «Ясным ли днем». А  несчетные затеси, которые одни стоят того, чтобы воскресить избу, где явились они на спасение русского сердца и русского слова.

О начале  своей  литературной деятельности Мария Семеновна вспоминала:                                                                             – Однажды гость привез рукописи своих рассказов. Когда мужчины ушли на охоту, я их прочитала и решила, что могу написать не хуже. Напечатала на машинке свой первый рассказ. Позднее уже в городской квартире прочитала мужу свое «Школьное сочинение». Рассказ был напечатан в 1965 г. с названием  «Трудное счастье» в областной газете «Звезда». Как «Ночное дежурство» он вышел в  альманахе «Уральский следопыт». Позднее доработала, и рассказ перерос в повесть «Отец».

В письме другу Виктор Петрович сообщал, что «Маня чего-то ночами пишет». И так появились с 1968 по 2000 год 14 авторских сборников М. С. Астафьевой-Корякиной. Истоки литературного дара можно найти в родословии: словотворчество передалось по линии матери, династия филологов – с 6-го по 8-е поколение. За десятилетия сказался и приобретенный опыт при чтении,  перепечатке всех произведений В. П. Астафьева.

На огонёк мысли и слова…

Астафьевы всегда с любовью вспоминали о «быковском» периоде жизни:

– Как много друзей приезжало к нам туда, и велись длинные интересные разговоры.

В деревню к писателю приезжали многие известные в литературных кругах люди: О. Хомяков, В. Боков, А. Макаров. Частыми гостями были Л. Кузьмин, А. Домнин, В. Воробьев и другие. На этюды выезжали почти все пермские художники. Портрет Виктора Астафьева кисти Е. Н. Широкова стал судьбоносным. Писатель изображен в клубах сигаретного дыма, в размышлении   над своей рукописью, которая в будущем принесет ему славу.

В 1960-е в Быковке не было  постоянного электроснабжения  и магазина поблизости. Астафьевы добирались часа три навьюченные огромными рюкзаками. Дети, родня всегда везли туда почту, продукты. Часто Мария Семеновна, женщина маленького роста, не была видна из-за большой поклажи.  Поездки дорого обошлись ей и племяннику – настигла «клещевая» болезнь, а она еще и чуть не утонула на Камском водохранилище.

В Прикамье  Астафьевы были счастливы, как и все в молодости. Судьба  Марии Семеновны,  сверхтерпеливой женщины-вдохновительницы, выстроилась благополучно.   До последнего вздоха в ноябре 2011 года в Красноярске она служила семье: распределила материалы-документы В. П. Астафьева по архивам, помогла повзрослеть детям рано ушедшей дочери Ирины. Годы жизни были озарены звонками-поддержкой сына Андрея из Вологды, встречами. Счастье писателя М. С. Астафьевой-Корякиной – это радость за внука Евгения Андреевича, ставшего ученым после МГУ, за правнуков – наследников фамилии.

Надежда Вершинина
краевед-родослов,
член ВОИ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.