ТАНЕЦ, ВОЗВРАЩАЮЩИЙ К ЖИЗНИ

Выступают  Елена  Шиляева  и  Константин  Сосунов

На протяжении 14 лет в ансамбле танцев на колясках «Гротеск», который нынче отмечает 20-летний юбилей, участвовала Елена Шиляева. За это время она становилась неоднократным победителем как российских, так и международных чемпионатов по спортивным танцам на колясках. А сегодня, став тренером, она воспитывает молодую смену для прославленного ансамбля

– Елена, давайте вспомним, как все начиналось, как вы пришли в ансамбль «Гротеск»?

– Когда мне предложили танцевать в «Гротеске», отнеслась к этому скептически, более того, мне показалось это даже какой-то насмешкой: какие такие танцы, когда ты сидишь в коляске? А потом, когда была на реабилитации в «Энергетике», меня буквально силком привезли к ним на тренировку. С этого все и началось: я же, будучи здоровой, занималась народными танцами. И при первых же звуках музыки тело начало двигаться само, оно ведь все помнит, хотя ноги и не двигаются. Потом ребята мне рассказывали: «Смотрим – вроде новенькая, а танцует так здорово!» Так музыка вернула меня к жизни, точнее, привела в другую жизнь, и я уже не могла отказаться от нее. Позвонила руководителю ансамбля Екатерине Манохиной, начала заниматься. И в том же 2006-м отправилась в Тюмень на конкурс. Такой был мандраж: думала, что просто взорвусь от волнения и эмоций!

– А с кем в паре танцевали?

– Танцевали в паре с Константином Сосуновым, который уже два года как танцевал здесь. Когда познакомились, он обратил внимание, что у меня неправильно настроена коляска: я ведь понятия тогда не имела о таких нюансах. Забрал ее, помог настроить. Эта забота, конечно, была бесценной, а потом мы начали присматриваться друг к другу, возникла взаимная симпатия.  И вся эта атмосфера в ансамбле – она была необычной какой-то. Вообще мы, люди на колясках, – другие люди, мы по-другому живем, не так, как обычные, здоровые. Здесь я почувствовала себя в своей тарелке, узнала много интересного, в частности, о своих правах, о которых раньше не знала. Вот так все и понеслось! У Кости была мечта стать чемпионом мира, и он подыскивал себе партнершу по танцам, долго выбирал. В результате выбрал меня, решили попробовать.

– И у вас все получилось?

– Видимо, мы оказались на одной волне, чувствовали друг друга, так что все вокруг стали удивляться тому, какой у нас синхрон, что мы даже отталкиваемся одинаково, как этого, дескать, удается добиться? Да просто все шло как-то само собой. Вначале он был партнером по танцам, а потом стал спутником жизни. И это было самым настоящим счастьем! К сожалению, Костя ушел из жизни в 2015 году, и мне его очень не хватает.

– Многие люди, даже здоровые, с годами становятся тяжелы на подъем, им трудно куда-то выбираться, а вы ведь столько ездили, невзирая на проблемы, на колясках, по стране, за границу. Что придавало силы?

– Наверное, ответственность, долг и, конечно, предвкушение выступлений, их волнительная атмосфера. Когда ты живешь в заданном ритме, когда твоя жизнь становится, как бурная река, – постоянные тренировки, соревнования, выступления, концерты, фестивали, мероприятия, пять-шесть поездок в год – это все затягивает, и ты просто не можешь остановиться. И по-другому ты своей жизни уже не представляешь, живешь в этом темпе, на этом адреналине.

– Назовете какую-то особенно памятную поездку?

– Наверное, в Минск, на чемпионат мира в 2008 году. Такую испытывали ответственность не только за город, но и за страну, очень волновались, ждали результатов. И когда объявили, что мы стали чемпионами мира, это было такое счастье! Сбылась Костина мечта стать чемпионом, и он просто запрыгал от радости, да и меня тоже пробило до слез. Потому что это стало и моей целью тоже – стать чемпионкой мира. Помнится, в Израиле в 2009 году, на чемпионате Европы, мы тоже выиграли, и когда уходили со сцены, весь зал вставал и аплодировал именно нам – эти овации неслись волнами, окутывая нас, и это был незабываемый момент.

– Как думаете, чем вы прежде всего очаровывали зрителей? Наверное, не только своими красивыми костюмами? Видимо,  своей синхронностью, техникой?

– Нам говорили о том, что каждым танцем мы рассказываем какую-то историю. Будь то латиноамериканская или европейская программа – это не просто танец, нужно им что-то рассказать, показать, вложить в него смысл, тогда и смотреть его будет интересно. Танго, вальс, фокстрот – это танцы с характером. Может, мы в технике и несильны были – слабые, к сожалению, спины, зато брали особой подачей номера и, видимо, своей энергетикой.

– Есть какие-то секреты подготовки к выступлению?

– У всех они разные. Что касается нас, то все знали, что нашу пару перед выходом на сцену лучше не трогать, не дергать, желая как-то настроить. Нет, лучше было оставить в покое: нас и так без этого потряхивало. Но только вышли на паркет, только заиграла музыка – мы в ней растворяемся, мы в танце, обо всем забываем. У кого-то может быть по-другому. Но лично мы просто замирали и ждали, когда объявят наш выход. И еще: видимо, своей энергетикой мы образовывали какое-то невидимое поле, так, что соперники не могли и близко подойти, мы всех буквально сметали.

– Наверное, скучаете по этим ярким временам, выступлениям?

– Да, вначале была ностальгия. Но жизнь продолжается. После того как пришлось перенести сложнейшую операцию – ее мне сделали в Новокузнецком центре реабилитации – началась другая страница. Во-первых, я стала судьей третьей категории по спортивным танцам на колясках, езжу на чемпионаты. Поступила в Чайковский институт физической культуры, в ипотеку купила квартиру.

Благодаря президентскому гранту, который выиграла Федерация  по танцам на колясках в России (г. Санкт-Петербург), удалось организовать в Перми, в школе № 114, детскую группу, а я стала тренером. Детки все с тяжелыми заболеваниями, но эти тренировки служат для них хорошей реабилитацией, они становятся более открытыми для общения с людьми, более уверенными в себе. Опыт общения с нами, взрослыми колясочниками, также служит для них хорошим примером: глядя на нас, они понимают, что жизнь не останавливается, когда ты в коляске, что можно заниматься любимым делом, реализовывать себя: многие колясочники водят машины, работают, занимаются бизнесом, создают семьи. Дети, занимаясь танцами, становятся крепче, у них лучше развиваются координация, память, реакция, повышается выносливость. Нужно, чтобы еще и родители это понимали, находили время заниматься со своими особенными детьми. Кстати, в период пандемии нам пришлось заниматься удаленно, но мы продолжали тренироваться, ставить новые танцы, снимать ролики. Ребята – молодцы, только в этом году у нас уже три награды в разных конкурсах!

– Елена, это еще не весь список ваших нынешних дел и занятий: вы также являетесь членом координационного совета по делам инвалидов при администрации города Перми. Расскажите о своих успехах на этом поприще.

– Приведу лишь один пример: когда проходила реабилитацию в комплексном центре инвалидов на Лодыгина, 39, обратила внимание, что там невероятно «убитые» туалеты и ванные. Не было ни специальных приспособлений, ни поручней, люди просто могли опрокинуться, изувечиться, пользуясь ими. Один был сказ – нет средств на переоборудование. Позже на эту же проблему обратил мое внимание Владимир Александрович Механошин, работающий в этом Центре реабилитации инструктором по активной коляске. Мы сфотографировали все это безобразие, и я показала фото членам координационного совета. В результате все закрутилось-завертелось, и там сделали  наконец прекрасный ремонт с плиткой, подъемником для ванной и так далее. Но вообще, я считаю, что Перми нужен новый реабилитационный центр для инвалидов – мест не хватает, пропускная способность маленькая, палаты переполнены, люди подолгу стоят в очереди на реабилитацию, к тому же не хватает современных средств реабилитации.  Во многих регионах России такие центры уже есть. Но, как говорится, капля камень точит, надеюсь, что и у нас в Перми такой центр обязательно появится!

Ирина ГИЛЁВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.