С АНТРЕСОЛЕЙ МАСТЕРСКОЙ ХУДОЖНИКА

Скульптор Рудольф Веденеев сотрудничал с РИЦ «Здравствуй», когда организация реализовывала проект «Ломаем барьеры творчеством». В прошлом году художник ушёл из жизни. В мае этого года в пермской «Арт-резиденции» начала свою работу выставка-инсталляция предметов из мастерской Веденеева и его произведений.

Идеей выставки, которую провели художник Юрий Лапшин и священник Артемий, была мысль представить работы «с антресолей мастерской», которые нигде ранее не выставлялись.  Они хранились в виде холстов. Организаторы выставки отдали их в багетную мастерскую, где им сделали подрамники.

Официальное название выставки «Крутится колесико у меня в груди» (слова из песни, которую исполняла Елена Камбурова). Она продлится до 18 июня этого года.

– Усилиями нескольких человек была создана эта экспозиция,  – сказал Юрий Лапшин, – открытие выставки мы приурочили к Ночи музеев. Творческое наследие должно сохраняться. В настоящее время, к сожалению, многое, созданное художниками, остается невостребованным, другая часть теряется в дороге. Поэтому мы пытаемся сохранить то, что есть. Сегодняшнее событие, которое я готовил в память своего товарища, коллеги, которое готовили его родные и близкие, считаю состоявшимся.

Директор Мемориального музея «Пермь-36» Наталия Юрьевна Семакова рассказала, как появилась в минувшем году сама мысль о проведении выставки после ухода скульптора из жизни. Затем предоставила слово  священнику Артемию, сыну скульптора и одному из организаторов выставки. Тот пояснил образ вечного движения из песни «Крутится колесико у меня в груди»: пока мы храним работы творца, изучаем их, до тех пор бьется его сердце. «Поэтому в этой экспозиции мы решили показать те работы мастера, которые еще нигде не были представлены, – объяснил он идею, –  показать разнообразие творчества Рудольфа Веденеева. Не только его трагические образы, но и те, что передают радость жизни».

Разнообразие — это разные образы. А образ — инструмент художественного познания мира.

Действительно, организаторы представили Веденеева не только как скульптора, но и как живописца, не только как автора работ, посвященных памяти жертв урановых рудников, но и художника ясных и радостных пейзажей.

Руками Юрия Лапшина выставочный зал «Арт-резиденции был превращен в мастерскую скульптора и художника. В центре — композиция из вещей, оставшихся в мастерской после смерти мастера: деревянная лестница, на ней и рядом, на стуле и на полу — гипсовые фрагменты скульптур, паяльная лампа, плоскогубцы, проволока, телефон, живые цветы, модель мемориальной доски: «Опять поминальный приблизился час. Я вижу, я слышу, я чувствую вас».

О суровой и благородной судьбе скульптора, получившего лагерный срок по политическому «делу книгонош» 1970 года, рассказала пермский телевизионный режиссер Марина Лебедева, снявшая фильм о знаменитом процессе и его героях. Откровенно было сказано и о тех, которые не давали художнику реализоваться полностью, препятствуя установке памятников по его проектам.

В экспозиции много пейзажей, которые художник так любил. Вот «Мостик над Цной» и «Ночной Торжок». Сразу вспоминается: «Мне бы жить в Любиме, в Сапожке или в славном городе Торжке…» Это Тверская область, откуда родом его мать и где он не раз бывал. Неподалеку от этих мест погиб в бою его отец, работавший до войны технологом в Пермском трамвайном депо.  Веденеев в возрасте 16 лет нашел братскую могилу, в которой похоронено четыре полка! 6001 человек… В ней лежит и его отец.

А это «Дождливый день». А вот «Ясный день». Или «Роща». Неподалеку «Солнце село» и «Туман клубится». Надо вспомнить, что художник объездил всю страну — от Памира до Соловецких островов, от чукотского Певека до Крыма. И отовсюду вез пейзажи. Короткое название большой картины – «Хакусы»: горы, вода, катер.  Губа на Байкале. Многие работы без названий, они же были обнаружены на антресолях, не готовые предстать перед публикой.

Жанровая работа «Девочки из цыганской слободы». Когда-то во дворе дома, где жил Рудольф в детстве, он общался с цыганской семьей. И тогда мать его друзей нагадала, что мальчика ждет необычная судьба. Она не ошиблась.

Внимание художника к человеку было особенным. Он вглядывался в человеческие лица и фигуры, как та цыганка, что читает будущее. Посмотрите — это «Нестеров Сергей Васильевич. Скрябино». Холст. Масло. А тут «Портрет художника Родиона Гудзенко», в центре зала, где-то на стуле — незаметная работа «Баба Лена». Посмотришь внимательно — целая жизнь перед тобой — суровая, советская, деревенская.

Слово предоставили Зое Олеговне Падос, близкому другу  скульптора, которая рассказала, что  Рудольф делал только то, что его волновало. Многие работы его трагичны. Они взывают к справедливости. И к памяти, которая не должна допустить повторения зла, прошедшего по нашей стране. При этом у него много работ с юмором, иные — с сарказмом. Есть лирика и оптимизм. Его сила была в многогранности. Хороши портреты тех людей, которых он знал. И тех, творчество которых любил. Например, у него было четыре варианта портрета Пастернака. В конце концов он поймал то выражение лица, когда у поэта рождаются стихи. Он сделал проекты памятников жертвам репрессий — тому же князю Михаилу Романову с секретарем Джонсоном. Поставил им один поминальный крест – сломали, другой — сожгли, третий — помогли сделать на заводе. Он много создал, но многому так и не суждено было осуществиться. Остались проекты, которые еще могут стать памятниками.

Художник говорил, что скульп­тура для него — это проза, а живопись — поэзия.  Металла на выставке было немного, но оно привлекало внимание. Как «Прорастание». Сталь. Сварка. Нечто живое, чего еще не разглядеть, прорывается из недр материи на свет белый. «Скелет рыбы» на низком постаменте. Рядом стоит и пристально, зачарованно всматривается в образ маленькая девочка, как в глубину мироздания.  Голова молодого человека – «Дима», бронза,  старая работа мастера. Один циркач стоит на руках, другой балансирует палкой на одной ноге — это «Дивертисмент». Тоже бронза. Юрий Лапшин поставил их отдельно друг от друга. Так он видит экспозицию.

Главная работа скульптора стоит в самом центре — это знаменитая модель памятника «Жертвоприношение». Сталь. Сварка. Человек распят на человеке. Именно так показал автор трагическое время репрессий. Из той же серии художественное полотно «Высота Королева и кекуры». Суровая тема: Певек, урановые рудники, где мастер побывал тридцать лет назад.

Все работы – из наследства, оставленного сыновьям Артему и Кириллу. Уходя, еще раз смотрю на старинный двухэтажный дом с мезонином, освещенный закатом. Весь светится там, за деревьями парка, в глубине картины. Священник Артемий говорит, что это Усолье. Гипсовый «Чехов» у окна. Это, видимо, память о посещении писателем Перми.

Кстати, в те же дни старший сын Рудольфа Веденеева священник Артемий организовал еще одну выставку работ отца, которую назвал строчкой из его дневников: «Я хочу вылепить и написать все, что знаю». Она открылась в Пермском художественном училище по адресу:
ул. Ленина, 7. Студенты и все желающие могли познакомиться с двумя десятками живописных работ Веденеева и одной скульп­турной композицией.

Когда-нибудь Пермь будет гордиться скульптором, что первым в нашем городе стал работать с бронзой и оставил после себя замечательные работы, которые мы еще обязательно увидим  на выставках, в музеях и, надеюсь, в общественных местах нашего города — как образы познания мира и смысла человеческой жизни.

Юрий Асланьян
Фото Веры СИДОРОВОЙ

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.