Рукодельница – затворница

При знакомстве с Людмилой Вениаминовной Винецкой вспоминаются персонажи сказок во главе с Марьей-искусницей, которые рукодельничали, затворившись в cвоей светлице

Людмила Вениаминовна тоже давно не выходит из дома. Болезни, как сторожевые псы, уже 5 лет не выпускают её за порог. Когда-то тесная «сталинка» теперь стала слишком просторна для одинокой женщины. Электрическая швейная машинка – и член семьи, и подруга, и отчасти спасательный круг. Машинка времён нашего братания с Китаем (когда ещё количество их товаров не входило в противоречие с качеством), направляемая рукой мастера, ювелирно точно прокладывает строчку на очередном творении. Всего из-под машинной «лапки» вышло около 90 декоративных подушек, не один десяток «петухов» и кукол «на чайник» и немеряное количество прихваток. А ещё – сумки, фартуки, коврики и декоративные панно. Несомненно, кухонные принадлежности в исполнении хозяйки дома сделали бы честь любой, даже самой притязательной кухне, но, честно говоря, не поднимается рука использовать их по прямому назначению. Хочется, чтобы эти вещи были праздным украшением, радующим глаз, и напоминанием о стойкости духа. Сотворены они через преодоление многих хворей руками, скованными деформирующим артрозом и последствиями инсульта. Случается, нездоровье надолго укладывает в кровать, не скоро давая возможность продолжить работу. Таким образом, на пошив подушки уходит от 3 до 7 дней, на комплект прихваток – неделя. Труду за машинкой предшествует творческая работа – продумать композицию, подобрать материал. Ни одно изделие не повторяется – все штучные. Однако фантазийный поток замыслов движется в русле определённого стиля – аппликации, лоскутной техники (пэчворка) или его разновидности – безумного пэчворка. Фрагменты аппликаций на растительную и детскую темы так тщательно подогнаны друг к другу, что создаётся впечатление изначально цельной картины. Видимо, в бессознательном стремлении оградить свои аппликационные творения от одиночества автор расположила котов, поросят, рыб попарно, вложив в работу и долю юмора. Например, поросят, нежащихся на поляне, греет солнце с таким же поросячьим «пятачком».

Человек увлечённый часто находит единомышленников. Нашла их и Людмила Вениаминовна, познакомившись с известным в городе клубом «Сундучок» и руководителем кружка при ОИ ПК. У них переняла некоторые приёмы шитья, одновременно являя собой пример образцовой окантовки.

Часть работ мастерица просто раздарила, что-то было куплено, некоторые вещи уехали с волонтёрами в Германию, Израиль, где особенно ценится ручной труд. Изделия Винецкой побывали на многих выставках – в Доме журналиста, в ПКО ВОИ, в Доме учителя, в обществе ветеранов. А однажды она решила устроить выставку «на дому» — для ближних и дальних соседей. Удивляться не приходится – рука у Винецкой «набита» с детства. Начиналось, как у многих, с кукольного наряда. А в 10 лет самолично скроила и сшила из старого маминого платья сарафан с кораблями. Как всякой девчонке, хотелось обнову, а где её взять? Многодетная семья сельских учителей, в 9 детских ртов, жила небогато и ко всему прочему часто переезжала с места на место. Как-то случилось, что к новому учебному году Люда оказалась без школьного платья. И опять в ход пошли два старых маминых. Так постепенно наращивались швейные навыки, особенно пригодившиеся в период тотального дефицита. Муж и сыновья были обшиты-одеты.

В родительской семье Люда была второй по счёту и уроки учила так – одной рукой учебник листает, другой – очередного младенца качает. А вокруг – шум, гам, беготня. Тем не менее, училась на «отлично», любила читать. Дети послевоенного времени взрослели рано. Вот и Людмила по окончании 7-го класса встала на путь самостоятельной жизни, приехав в Пермь учиться. Но профессионально нашла себя не сразу. Уже будучи женой и матерью двоих сыновей, отважилась получить второе образование, поступив в техникум им. Славянова на отделение «обработка металла». Сказать, что было трудно, – ничего не сказать. Порой просто невыносимо. Днём – работа на велозаводе, вечером – учёба в техникуме. Оставив младшего сына на чужие руки, бежала, глотая слёзы, на занятия. Из класса – домой. Снова бегом. Поздний вечер – на домашние дела, ночь – на бдения за учебниками. Случалось несколько бессонных ночей кряду. Жила на пределе, словно  была не из живой плоти, а механизмом из металла, которому задала жёсткую программу – закончить техникум во что бы то ни стало. По жизни Винецкая – перфекционист, всё у неё должно быть только на «отлично» – и заводская сборка, и рубашка для мужа, и сдача экзаменов. Техникум она закончила с красным дипломом. Началось быстрое восхождение по карьерным ступеням от слесаря-сборщика до старшего инженера отдела труда и зарплаты. Открывались далёкие перспективы. Но вот парадокс – по мере движения вверх угасал интерес к делу. Как человек честный перед собой и решительный в поступках, Людмила Вениаминовна совершает крутой поворот в судьбе – уходит с любимого завода на пике успеха. На новом месте работы в абонентском отделе городской телефонной сети она и завершила свой трудовой стаж.

Муж – Винецкий Валентин Исаевич был журналистом, окончившим МГУ, и творческим человеком, работал в книжном издательстве, в заводских и ведомственных многотиражках. Однако жена-инженер не отставала – печаталась в «Звезде», «Вечерке» и других изданиях. Редакторы с интересом читали её заметки, написанные хорошим слогом, не нуждающимся в правке, приперченные  юмором. К сожалению, они не сохранились. Зато сохранился лист бумаги, исписанный убористым почерком, – шутливый комментарий в стихах к репродукции картины сестры-художницы.  Комментарий обыгрывает пейзаж, где  лось, который «сокровенным полон / идёт, пути не разбирая…» и дождём «беременная туча». Тут же поспешный карандашный рисунок, в котором тем не менее угадывается рука художественно одарённого человека. При вечной занятости, конечно, времени на рисование не оставалось. Правда, иногда желание что-то изобразить прорывалось в дружеских шаржах на сотрудников. Но всегда без обид, с последующим дарением прототипу. А вот на стихи время находилось. Как сама жизнь, они искрят то шуткой, то оголённым проводом нерва. Юмор – оружие сильных людей против несчастий. А их в жизни Винецкой хватало с избытком. Ушли в мир иной младший сын – ликвидатор Чернобыльской аварии и муж. Из многочисленного родительского семейства остались лишь брат и сестра. Старший сын продолжил традицию дедушки и бабушки – преподаёт в Краснокамской школе историю.

Человек трудолюбивый не может без дела. Человек одарённый – без творческого горения. И пока есть огонь в паровозной топке – стучат колёса, идёт поезд жизни. Вперёд – сквозь тревожную непогоду.

Мария ПАРШАКОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.