Косолапый

Рассказ-быль

После войны в деревне катастрофически не хватало мужиков. Из села Смирново на фронт ушли 24 солдата, а вернулось всего четверо – и те покалеченные. Однако требование принести на алтарь государства жертвоприношения в виде налогов было неумолимо. К примеру – одной семье мяса надо было сдать 40 кг, молока – 200 л в год. Грабительские налоги обрекали самих кормильцев страны на полуголодное существование. Вот и приходилось впрягаться в работу инвалидам, немощным старикам и малым детям.

Вася с 7 лет работал. Он родился с подвернутой внутрь левой стопой; в детских играх участвовал редко, зато только рассвет, он уже в поле с вожжами в руках боронит, сбивая босые ноги о жесткие комья земли. На перекус – только лепешка из коры – заглушить голод, который был постоянным спутником. Так что прозвище Косолапый не ранило его закаленную в испытаниях душу. В 14 лет Васе доверили работу прицепщика на тракторе, а в зимнюю пору он каждый день затемно скакал через глухую тайгу за почтой, случалось, подгоняемый стаей голодных волков.

Вы помните, лето 1953 года выдалось на редкость холодным. Тем не менее колхозные нормы никто не снижал; требовалось сдать тонны сена. Колхозники бились на пределе сил, и заготовка медленно, но шла. Сено нужно было вести в Кунгур – за 130 км от деревни – на приемный пункт, где его взвешивали, складывали и отправляли дальше по железной дороге – на нужды Родины.

В помощь из города прислали полуторку с шофером неопределенного возраста – бородатым и угрюмым. Вася сопровождал машину на приемный пункт. Пока парнишка орудовал вилами, бородач где-то пропадал, ни разу не предложив помощи, а на обратном пути вел себя странно – периодически делал остановки и исчезал из поля зрения. Вскоре шоферу надоела конспирация, и он не таясь, прямо за рулем, стал прикладываться к бутылке.

Как-то проезжая через татарскую деревню – Чайку, бородач лихо въехал в стаю гусей. Громко гогоча, птицы бросились врассыпную, а две из них остались лежать ничком. Шофер велел Васе бросить их в кузов, а потом забрал себе.

Со временем паренек разгадал фокус с неожиданным появлением бутылки в руках водителя. На пункте сдачи он попросту воровал сено и менял его на водку.

Не пройдя и половины пути, машина резко вильнула в сторону, въехала в кювет и завалилась, упершись боком в земляной вал. Пьяный бородач обрушился своими мужицкими килограммами на тщедушного подростка, припечатав его к стене кабины. Вася кое-как выбрался из-под живой чугунной плиты.

Неожиданно раздался лошадиный храп. Вскоре на дороге показалась лошадь, запряженная в телегу. В телеге сидели мужик с бабой – явно свои, деревенские. Остановившись, они с удивлением уставились на привалившуюся к земле, будто для отдыха, полуторку.

— Чего это тут у вас? – слезая, спросил мужик. Пока Вася объяснял, баба охала и причитала. Тем временем ее спутник, подтянувшись на руках, скрылся в кабине. Вскоре из дверного проема показались ботинки шофера. Потом свесилась нижняя часть туловища. Затем попутчик обвязал шофера поперек груди веревкой и стал спускать дальше –расстояние до земли было метра полтора.

Закончив с передислокацией объекта, мужик молча взял топор и направился к молодому березняку. Вскоре он вернулся с длинной жердью, к концу которой крепко привязал три веревки. Затем вставил жердь между кузовом и рамой наподобие рычага. По команде «раз, два, взяли» втроем потянули за веревки, оказывая таким образом действие на высоко торчащий рычаг. Мужик с бабой были уже немолоды, но крепкого телосложения. Полуторка раскачивалась все сильнее… и вот, качнувшись в последний раз, встала-таки на четыре колеса! Все с облегчением выдохнули.

— Ездить за рулем умеешь? – вытирая пот со лба, спросил у Васи попутчик.

— Умею! – рубанул Вася, как перед прыжком в прорубь.

Грузовика в их деревне отродясь не было, но, работая прицепщиком, ему приходилось садиться за руль трактора.

Мужик запустил мотор. Вася занял место водителя, выжал сцепление, поставил рычаг на первую скорость и, слегка надавив на педаль газа, выехал на дорогу. Не заглушая мотора, затормозил. Его ноги едва доставали до педалей.

Ночью полуторка въехала в село Аспа. Ехать дальше было рискованно – прошел дождь, и без того плохую дорогу развезло окончательно. Остановившись около столовой, Вася размотал веревку, фиксирующую шофера, отчего тот сразу хлопнулся набок. До своей деревни ему предстояло идти еще 10 км! Слабый лунный свет едва обозначал очертания местности. Внезапно фонарь луны погас; в наступившей кромешной тьме сначала послышалась отдаленная дробь дождя, а потом на Васю обрушился непрекращающийся поток холодной воды. Вася шел почти наугад, ощущая дорогу по осклизлости земли. Скользил, падал в грязь, с трудом поднимался и снова шел.

До дома подросток добрался перед рассветом – насквозь промокший и трясущийся от холода. Проспал он ровно сутки.

Утром следующего дня пришел председатель, обеспокоенный исчезновением машины; на пороге, вглядываясь Васе в лицо, он огорошил его вопросом: «Тебя кто побил?» Оказывается, у парнишки расплылся синяк в пол-лица – скорее всего, в результате падения на него пьяного шофера. Вася рассказал, как было дело. С тех пор бородач в их деревне не появлялся.

А план по заготовке сена колхозники выполнили. Несмотря ни на что.

Мария Паршакова

Добавить комментарий