«ИНВАЛИДНОСТЬ СДЕЛАЛА МЕНЯ СИЛЬНЕЕ»

Алексей ТАРАТУХИН обладает интересной способностью: он запросто обучается игре на различных музыкальных инструментах. Сейчас в его «коллекции» их шесть: фортепиано, аккордеон, гитара, бас-гитара, ксилофон и ударная установка.

Алексей – заботливый муж, педагог дополнительного образования во Дворце детского (юношеского) творчества в Перми, музыкант второго оркестра при Дворце и участник рок-группы «Экспансия». В свободное время пишет музыку и аранжировки, занимается съемкой молний и гроз и видеомонтажом. А еще Алексей – инвалид по зрению с рождения. В раннем детстве молодой человек перенес три операции на глаза. Но все оказалось тщетно: два заболевания – косоглазие и слепота на один глаз – стали его спутниками по жизни. С семи лет Алексей жил на два города: в Перми учился в школе-интернате для слабовидящих и в свободное время приезжал в Лысьву к родителям. Заметив интерес сына к музыке, мама Алексея отдала его в музыкальную школу при школе-интернате.

– Учиться желания не было, – говорит молодой человек. – Все мысли о ней – музыке. Очень быстро освоил первый инструмент –  фортепиано. Учителя, конечно, не одобряли такое поведение и, как могли, заставляли учиться.

В выборе профессии собеседник не сомневался – только музыка, поэтому поступил в Пермский музыкальный педагогический колледж.  Тут-то и возникли трудности. Поскольку в колледже не было специальных мест для слабовидящих, Алексею пришлось быстро учиться жить полноценной жизнью.

– Отношения педагогов было разное, – поясняет парень. – Одни помогали, проявляли сочувствие, другие же, наоборот – спрашивали в полную силу. Это и правильно. Наверное, если бы все относились ко мне с жалостью, то я бы не стал тем, кем являюсь сейчас.

– Какие были взаимоотношения у тебя с одноклассниками в школе-интернате и колледже? – интересуюсь у собеседника.

– В школе конфликтов особо не было, впрочем, как и в колледже. Но были ссоры и разногласия, когда жил в общежитии. Много было и оскорблений, много звучало фраз в мой адрес о том, что инвалидам не место в обществе. Спасибо друзьям – заступались.

Пермский институт искусства и культуры стал следующей ступенью в образовательной лестнице Алексея. Трудностей было много. В начале сложно было привыкнуть к длинному учебному дню (а глаза постоянно находились в напряжении). Затем – научиться читать ноты с листа. При заболевании Алексея очень трудно сфокусировать взгляд на определенных строчках, поэтому в колледже молодому человеку учить произведения помогали педагоги. В институте же студент предоставлен сам себе, потому музыканту нередко приходилось оставаться в учебном заведении на ночь.

– Со временем привык, вошел в колею, – комментирует собеседник, – и даже устроился на подработку в оркестр русских народных инструментов. В общем, с института жизнь стала налаживаться.

Новые возможности, друзья, любимое дело… И вдруг он – диплом.

– После защиты дипломной работы я попал в тупик, – говорит Алексей. – Где найти работу? Где теперь жить? Эти проблемы, казалось, невозможно решить человеку с ограниченными возможностями здоровья.

Школы, детские сады – все учебные заведения отказывали парню в трудоустройстве. Причина одна – инвалидность. Помощь Алексей нашел в Обществе слепых, где ему помогли устроиться во Дворец детского юношеского творчества. Уже три года парень учит детей игре на музыкальных инструментах и пению.

– Ты живешь полноценной жизнью, работаешь, ездишь на сплавы и ходишь в турпоходы с Лысьвенским обществом слепых…

– Да, я не считаю себя человеком с ограниченными возможностями здоровья. Мне не нравится эта формулировка. Возможности человека безграничны, и неважно, инвалид он или нет. Границы ставим лишь мы сами – в голове. Многие инвалиды замыкаются в себе, считают, что им государство должно. Правильно ли это? За время учебы я не ощутил колоссальную разницу между здоровым человеком и инвалидом.

– Как ты считаешь, почему некоторые инвалиды не стремятся ни к чему, плывут по течению? – с очередным вопросом пристаю к собеседнику.

– Инвалиды замыкаются, потому что родители не дают им возможности общаться, проявляют слишком большую заботу. Это называется гиперопека. У меня на работе таких детей много. И только мы, педагоги, их как-то пытаемся социализировать.

– Ты говорил, что в свободное время занимаешься фотосъемкой. Тяжело ли работать, когда у тебя проблемы со зрением?

– Привыкаешь ко всему. Ставлю камеру на штатив, фотографирую, затем на компьютере просматриваю.

– А с телефоном трудностей не бывает? Как читаешь сообщения, отвечаешь на них?

– Спасибо разработчикам смартфонов, что создали такую функцию, как озвучка. Этим и спасаюсь периодически. А вообще, мы – такое поколение, которое научится пользоваться телефоном в любой ситуации.

Алексей признается: много лет назад он поставил себе три цели: свое жилье в центре города, хорошая работа и любимая жена. Все они достигнуты. Последняя, кстати, осуществилась совсем недавно. Супруга Алексея, Елена, работает учителем английского языка. Будни после работы пара проводит дома, чаще всего – за просмотром фильмов. В выходные Алексей и Елена любят гулять по городу, а летом предпочитают отдых на природе. Молодой человек признается, что жить без мечты не может. Поэтому в его списке появились уже новые цели.

– Опускать руки при малейших трудностях? – задается вопросом собеседник. –  Зачем? Жизнь дает нам сложности, чтобы мы их преодолевали. Если я родился с проблемами по зрению, значит, так и должно было. Мое заболевание сделало меня сильным.

В начале интервью молодой человек сказал, что не помнит свой точный диагноз. А ему это и не нужно. Ведь он живет полноценной жизнью. Яркой, интересной и музыкальной.

Ирина Попкова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.