Без труда не вытащить и чуда из пруда

В сентябре на сцене ТЮЗА пермяки посмотрели мелодраму У. Гибсона «Сотворившая чудо» в постановке народного артиста РФ Б. Гранатова.

На самом деле пермского искушенного зрителя мало чем можно растревожить. Мало чем можно зацепить струны пермских сердец. Но эта постановка гостей из Вологды вызвала горячий отклик со стороны пермяков.

В этом месяце состоялись обменные гастроли между двумя театрами в рамках федеральной программы Министерства культуры РФ «Большие гастроли».

За счет чего можно добиться такого оглушительного успеха? Представим, что спектакль – это рыба, а читатель – рыбак. Маленькую рыбешку он не заметит, а большую попытается поймать или хотя бы полюбоваться ею на расстоянии.

Что характерно для большой рыбы? У  рыбы должен быть каркас, то есть характер, определяющий ее основные признаки. Этот каркас держится на хребте – мощной идее режиссера. Если хребта нет, значит, рыба не состоялась. А если хребет построен на концепте, да еще и соткан из противоречий и конфликтов, как происходит в истории семьи Келлер?

Колышется море в зале. Гул стихает. Начинается спектакль. Обнажается суша: сцена, на которую выходит слепоглухонемая девочка Элен.

Нет, не выходит. Она выкатывается на нее, бьется в истерике и сражается со всем миром и своей семьей за то, чтобы ее признали за личность. Но никто из Келлеров не может понять, что она хочет. Как можно услышать немого? Сказать что-то глухому? Показать красоту мира слепому?

Родители Элен в отчаянии. Они пытаются потакать всем ее капризам. Это попустительство вызывает новые приступы агрессии.

— Не то! Нет так! – будто кричит немая своим вызывающим поведением, прикованная, как Прометей, к семейному горю под джазовые ритмы оркестра своего отца. Но кто из родственников способен понять ее отчаянные жесты и укусы?

Сдавшийся отец, капитан Келлер, готов сдать ее в приют, а мать, вытирая слезы, не хочет отдавать дочь в беспросветную ночь. Кэт готова на все ради своей дочери.

— Каждый день Элен уходит от меня все дальше, а я не знаю, как ее вернуть! – признается она.

Конфликт разрешает доктор Анагнос. Она рекомендует взять для девочки учительницу Анни Саливан, свою бывшую ученицу, которая воспитывалась в приюте.

Анни, выросшая в приюте для слепых, пережившая в жизни миллион испытаний и девять операций по восстановлению зрения, начинает борьбу за будущее «нестандартного» ребенка. В первую очередь она борется против вседозволенности и жалости родителей.

— Вы будете ее видеть, – но только издалека, – обещает она родителям, которые хоть и пытаются сопротивляться, но сдаются под напором Анны. Анна доказывает им, что любовь – это не жалость, а борьба за стремление человека быть человеком в наилучшем его качестве.

Наивысшая точка кульминации сюжета совпадает с катарсисом, который преображает главных героев и озаряет их необыкновенным светом любви и мужества. В этой сцене плачет не только Элен, которая в борьбе с Анной и собой впервые произносит слово «вода». Высокой ценой героического труда учителя заплатила  за такую борьбу Анна. И здесь плачут не только Анна и родители слепоглухонемой девочки, здесь плачет весь зрительный зал. Потому как мощный катарсис всегда  очищает душу любого человека, который живет на земле. В этом его призвание.

И тут уже зритель не просто любуется большой рыбой – архетипом, мифически возникшей на сцене. Он получает мощный удар ее хвостом по совести и самолюбию. Эта рыба заставляет задуматься о той цене, которую человек платит за право быть самим собой.

На самом деле нет в мире инвалидов. Эту категорию населения придумали те, кто обезличивает человека, кто не видит в нем душу и характер. На самом деле нет в мире черных, белых и красных. Нет богатых и бедных. Все люди равны перед Богом и способны любить и бороться за себя, за свое право называться человеком.

Об этом свидетельствует жизнь учительницы Анны, которая борется со своим недугом и доказывает обществу, что она не инвалид, а человек.  Об этом нам говорит судьба  глухонемой девочки Элен (маленького Маугли), поднявшейся над своей бедой и спасенной из тьмы ненависти и горя.

Еще в прологе спектакля мы узнаем, что Элен, открыв в себе источник любви и познания мира, стала впоследствии известным писателем.

Наталья Трясцина

Добавить комментарий