Беспокойный человек

Александр Славинский совмещает основную работу с правозащитной деятельностью. К нему идут в последней надежде те, кто устал стучаться в закрытые чиновничьи двери – ветераны горячих точек, вдовы, инвалиды, пенсионеры. Ему до всех есть дело. Откуда берутся неравнодушные люди? Наверное, это влияние места, где рос человек, и людей, которые его окружали 

 Юные годы Александра прошли в сибирском посёлке Красноярского края с романтичным названием «Рассвет». Широкие просторы, тайга, закрома которой полны лесных даров и дичи, а реки – непуганой рыбой.

Родного отца, умершего, когда Саше было пять лет, заменил отчим – бригадир и лучший вальщик посёлка лесорубов. Несмотря на покалеченную руку, отчим был охотник и рыболов. Брал с собой и Сашу. Таёжные трофеи отправлялись на кухню, где хозяйничала мама – родом из города Дорогобуж, что на Смоленщине. Известно, что во время вой­ны население этих мест массово сгоняли в концлагеря для гражданских пленных. Не избежали этой участи и покойная бабушка с ныне живущей мамой Александра. Город Молодечный, штатланг №345 – трагическая полоса их жизни. Вообще отголоски давно прошедшей войны звучали отовсюду – и в рассказах односельчан, строителей посёлка, и в биографиях собственных дедов. Один – погиб в 1944 году, другой – дошёл до Берлина, а до этого воевал в Финскую. Став взрослым, Александр поставит на могиле деда Котова Ивана Ивановича в городе Дорогобуж мраморный памятник. Двоюродный дед тоже прошёл войну, а в мирное время, сменив оружие на перо, писал книги о людях труда.

Летом, в каникулы, Саша часто гостил у дедушки с бабушкой на Смоленщине, где земля обильно пропитана кровью наших солдат. Из травы то тут, то там поднимаются обелиски, как наглядные пособия для урока истории страны. Вот так, в тишине полей, без натужно-официальных мероприятий взращивается подлинный, а не квасной патриотизм. Неудивительно, что с 6-го класса Саша Славинский становится членом ДОСААФ.

Короткий отрезок времени – от окончания школы до призыва в армию – прошёл довольно продуктивно. Юноша закончил ПТУ в городе Ачинске по специальности монтажник крановых установок различного вида. Поработал слесарем и машинистом рубмашины в лес­промхозе. По линии ДОСААФ от Новосибирского авиаполка выучился на водителя категории В, С и дополнительно – на дизелиста и электрика. Так что к моменту призыва технически был неплохо подкован. Однако служить ему пришлось в разведке. Его назначение –  разведчик синхронного оперативного батальона особого назначения. Это был период с 1990 по 1992 год – время распада СССР и разгорания давно тлеющих конфликтов народов Закавказья. Новоизбранный президент Грузии Гамсахурдия не смог наладить контакт с соседями, что привело к вооружённым столк­новениям с Южной Осетией и Абхазией. В этот же период армяно-азербайджанское противостояние обернулось войной за Карабах. Российские военно­служащие были призваны стать миротворцами, являясь буфером между конфликтующими сторонами. Только на войне нет правил, и летящий металл не различает своих и чужих. Наёмники – арабы и сбежавшие грузинские уголовники – чувствовали себя хозяевами: за ними числились сожжённые составы поездов, взрывы, нападения на блокпосты. Жертвы были и среди мирного населения, и среди наших военнослужащих. Славинский был ранен и контужен, но снова встал в строй и отслужил от звонка до звонка. Даже отличился – задержал нарушителя на охраняемом объекте. В результате гимнастёрку украсил нагрудный  знак – «Отличник караульной службы 2-й степени». Шутя, поинтересовался: «Почему не первой?» «Потому что задержанный был не с огнестрельным оружием, а с топором» – ответили ему серьёзно.

Адаптация к мирной жизни после службы в горячей точке – процесс болезненный. Психологам он известен как «послевоенный синдром». Например, в Великобритании только через благотворительную организацию «Комбат Стресс» одновременно проходят психологическую реабилитацию до 6000 бывших участников боевых действий. В нашей стране такой вид помощи не практикуется. Предполагается, что у российского солдата не может быть психологических трудностей, или их с лихвой должны компенсировать льготы для ветеранов боевых действий. Однако льготы (на медобслуживание, лекарства, проезд) Мин­обороны ввёл только в 1995 году, а в 2004-м  уже отменил, хитро переименовав «ветерана боевых действий» в «участника ликвидации межнациональных конфликтов». Всё прошло тихо, без шумихи в прессе.

После срочной службы Александр махнул к армейскому другу в город Чусовой. Приехал погостить, а нашёл свою судьбу. Здесь и бросил якорь – создал семью,  устроился на работу – в правозащитные органы, наращивая послужной список. С 2007 года Славинский занимал должность заместителя командира подразделения до своего увольнения в 2012 году.

По многим судьбам чья-то невидимая рука в самом неожиданном месте проводит разделительную полосу, за которой начинается другая жизнь, другой отсчёт времени. Для Славинского этим рубежом стала травма. На масштабных учениях во время рукопашного боя он оказался недостаточно защищён. В результате – ранение ноги с повреждением нерва. Поначалу его ещё лечили в ведомственном госпитале, но выздоровления не наступало, нога «сохла». Позже указали на обычную больницу.  Семнадцать лет службы, звание «лучший сотрудник подразделения», две ведомственные медали, 22 благодарности от руководства ОВД и ГУВД – все заслуги были  забыты, вокруг образовался вакуум. А сам – без работы, без здоровья, без денег. Каждые полгода – 8 раз (!) проходил ВТЭК, но инвалидность не давали, отправляя лечиться дальше. Но и благоприятного исхода никто не обещал. Кроме того, к каждому заседанию ВТЭК требовалось собрать кучу «бумаг» – результаты анализов и заключения узких специалистов (с больной-то ногой!). Пожалуй, это была очередная война Славинского, только личная, невидимая стороннему глазу. Именно в этот сложный период Александр создаёт вместе с коллегой по службе ООО «Щит и Меч». Он не склонен к пафосу и на вопрос: «Что помогло выстоять?» – ответил просто: «Надо ж было что-то делать…»

Юридическая компания занималась решением правовых вопросов, касающихся административных и гражданских дел, конфликтных ситуаций при ДТП с выездом аварийных комиссаров. Это, так сказать, финансовая сторона дела. Но ветеранам боевых действий и членам их семей  Александр помогал безвозмездно.  В 2009 году, будучи работником ОВД, он вступил в Ассоциацию ветеранов боевых действий ОВД и ВВ России, в которой занимает должность заместителя руководителя Ассоциации  Чусового и Чусовского района.

Как-то к нему за помощью обратился участник первой Чеченской войны с просьбой помочь подтвердить факт его  службы в горячей точке. Трудности возникли в результате утери документов. Славинскому пришлось дойти до высших московских чинов, в результате – парень получил удостоверение ветерана. В роли директора ООО «Щит и Меч» подобной проблемой ему пришлось  заниматься неоднократно, хотя решается она совсем не просто. Вот так чья-то расхлябанность при заполнении служебных документов бьёт по судьбам служивших в горячих точках, лишая их насущного права на пенсию.

Вдовам ветеранов ВОВ Александр помогал подтвердить статус вдовы, попутно раскапывая героические факты биографии погибших мужей, о которых родственники даже не подозревали.

 – Мы должны в ноги кланяться тем, кто пришёл с войны или пережил её, – уверен он. Трепетно относясь к пожилым людям, Александр взял под опеку старика из социальной палаты, когда ему пришлось  лечиться в ожоговом отделении. Своя боль не заглушила чужую.

Правозащитная деятельность Славинского не прошла незамеченной. В 2014 году ему была вручена медаль «Долг. Память. Честь». Сегодня юридическая компания «Щит и Меч» преобразовалась в правозащитный центр при Ассоциации ветеранов боевых действий. Деятельность в качестве ООО стала невозможной по финансовым соображениям.

К счастью, больная нога восстановилась, и Александр стал снова трудоспособен. Он работает гражданским оперативным сотрудником оперативной группы ССГ в Пермском филиале ФГП ВО ЖДТ СК ст. Чусовская. Было время, когда его здоровье стало давать сбои и появились мысли оставить правозащитную деятельность. Но непрекращающийся поток нуждающихся в помощи заставил остаться на страже их интересов. Кроме того, у Славинского сложилась определённая репутация, и теперь кроме служивой братии к нему обращаются «широкие массы» – точнее те, кого чиновникам проще всего игнорировать, – пенсионеры и инвалиды.

 Павел Буторин – инвалид с детства, его жена – колясочница. Как-то ночью к ним в дом ворвались сотрудники полиции, до смерти перепугав хозяев. В полицию поступили данные о том, что здесь скрываются четверо сбежавших из мест лишения свободы преступников. Позже выяснилось – произошла путаница с адресом. А в тот период семье инвалида было предъявлено обвинение в укрывательстве преступных элементов, что влекло за собой уголовную ответственность. По просьбе Буторина, Славинский разобрался в ситуации, и люди обрели долгожданный покой. Более того, Александр похлопотал перед руководителем компании ООО СД «Лес» Д. А. Поповым, чтобы к крыльцу их дома приладили деревянные сходни для коляски.

Константин Селезнёв – тоже инвалид в результате последствий пожара. В течение длительного времени ему не удавалось взыскать причитающиеся ему деньги с автостраховщика за разбитый на стоянке автомобиль. И опять помог Славинский вместе со своими коллегами – С. И. Черепановым и А. Б. Лалетиным.

Сейчас на повестке дня два аналогичных дела. Пожилая женщина, трудившаяся в годы войны санитаркой в госпитале, и инвалид-афганец проживают в условиях, опасных для жизни. Если жильё признано аварийным, то по закону власти  должны предоставить другое жилое помещение. Однако в обоих случаях они не торопятся это делать. Обращение в администрацию, а затем в прокуратуру ни к чему не привели.

 — Законы есть, но они не работают на практике, – объясняет Александр. – Я просто пытаюсь заставить чиновников исполнять законы. С моей стороны идёт постоянное доказывание, с другой стороны – отписки и отговорки. Честно говоря, сил становится всё меньше. Наблюдаю, что даже в ветеранских организациях уже не бьются за своих людей, как раньше. Многие просто уходят в частную жизнь, решая свои материальные проблемы. А помощь людям приносит только удовлетворение моральное. Но для меня это важно. Человек, оставшийся один на один с неразрешимой проблемой, замыкается в себе. Когда удаётся ему помочь, это стоит того, чтобы тратить  свои силы. – Конечно, я действую не один. Привлекаю нужных людей, которые откликаются. Давно сотрудничаю с правозащитным центром в Перми; с комитетами солдатских матерей; с комитетом ветеранов боевых действий на Северном Кавказе, где руководит Путин Вячеслав Викторович, и помогают ему Шатунов Александр Владимирович и Сушников Леонид Николаевич; с Чусовским отделением ДОСААФ, который возглавляет Дылдин Алексей Владимирович; с  Союзом ветеранов Пермского края. В последнее время держу связь с социальным юристом из Чусового. Если раньше она принимала по 2–3 человека в неделю, то теперь её приём увеличился до 9 человек.

Как человека неравнодушного, не могут Славинского не волновать судьбы молодого поколения. Ко всему прочему он – помощник руководителя юнармии и председатель комиссии по военно-патриотическому воспитанию молодёжи города Чусового и Чусовского района. Об этом движении надо сказать особо.

Задумывалось оно как альтернатива пионерско-комсомольской организации с целью патриотического воспитания. То, что раньше существовало в виде работы отдельных клубов – поисковое движение, помощь ветеранам, изу­чение истории государства, теперь объединилось под крышей юнармейства. Членами отряда могут стать ребята с 8 лет. Возрастного потолка не существует – принимают даже взрослых. Первый юнармейский российский слёт открывал министр обороны Шойгу в мае 2016 года, в Москве. В августе того же года прошёл первый слёт юнармейцев Пермского края. В нашем крае первые отряды появились на базе пермской школы №136. Сегодня школа является юнармейской. Не только камуфляжная форма, но и серьёзность,  собранность отличают её учеников от сверстников. Директор Удников Александр Николаевич, давно знающий Славинского по ветеранскому движению, дал ему такую характеристику: «Цепкий, обязательный, всегда найдёт нужную информацию и доведёт дело до конца».

Что, впрочем, неудивительно – за много лет работы на законодательном поле у Александра накопился большой практический опыт. К тому же он периодически повышает уровень знаний, садясь за парту. Ранее два года проучился заочно в Московском институте экономики и финансов на отделении юрис­пруденции. Сейчас проходит обучение в Самарском техникуме на факультете «правоохранительная деятельность». Удивительно, как он всё успевает при такой загруженности. Объяснение  в том, что человеку  с обострённым чувством ответственности размеренная жизнь претит. Так воспитал Александра отчим, которого он называет отцом, так он воспитывает сына. Не на словах, а собственным примером. А на каком примере воспитывают своих детей те чиновники, что по долгу службы должны заниматься проблемами, которые за них решает Славинский? Ответа нет.

Мария ПАРШАКОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.